А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Г

Габричевский Александр Георгиевич
Гальперин Петр Яковлевич
Гамезо Михаил Викторович
Гастев Алексей Капитонович
Геллерштейн Соломон Григорьевич
Гиппенрейтер Юлия Борисовна 
Голубева Эра Александровна
Горбов Федор Дмитриевич
Гостев Андрей Андреевич
Граник Генриэтта Григорьевна
Грот Николай Яковлевич
Гуревич Константин Маркович
Гурьянов Евгений Васильевич

 

Габричевский Александр Георгиевич (1891-1968)

Российский искусствовед, философ, переводчик. Доктор искусствоведения (1940), профессор(1940), член-корреспондент ААССР (1941). Образование получил на историко-филологическом отделении МГУ, где специализировался по кафедре истории искусств. Был участником Психологического общества при университете. Слушал И. Ильина, Л. Лопатина, Г. Шпета. По окончании курса в 1915 году оставлен для подготовки к профессорскому званию. С 1918 по 1925 гг. преподает на искусствоведческом отделении МГУ, где впервые разработал и ввел курс философии и теории искусства. Одновременно работал в ИНХУКе, где совместно с В.В. Кандинским разрабатывал программу изучения пространственных искусств. Участвовал в создании Российской Академии Художественных Наук (в последствие ГАХН), где возглавлял Секцию пространственных искусств и занимал с 1924 по 1930 годы пост заместителя председателя Философского отделения (председатель - Г.Г. Шпет). В 1921 году принимал участие в работе кружка по изучению психологии художественного творчества психоаналитическим методом, который был организован И.Д.Ермаковым. В 1922 г. был одним из сооснователей Русского психоаналитического общества (РАПСО) при Главнауке Наркомпроса, входил в его организационный комитет. С 1934 года работал старшим научным сотрудником Всесоюзной Академии Архитектуры (в последствие Академия Архитектуры), где создал кабинет истории и теории архитектуры. Параллельно преподавал в МАРХИ и на факультете архитектурного усовершенствования (ФАУ). Трижды подвергался арестам и дважды высылался по политическим обвинениям (1930, 1935-1936, 1941-1944). В 1949 году был изгнан из МАРХИ по обвинению в космополитизме. В 1950-52 гг. читал курс Высокого Возрождения в МГУ. Уйдя на пенсию, Г. посвятил себя переводческой деятельности.

Исследуя художественное восприятие и творчество с психоаналитической точки зрения Г. анализировал амбивалентные эротические переживания пространственности, которой противопоставляет себя в своем самоопределении всякое "я". Трактуя это переживание не столько в русле классического психоанализа Фрейда, но, связывая его с теорией Юнга, Г. выделяет в нем два вида архетипов, подчеркивая, что эти две стороны переживания составляют самое "существо живописи - весь смысл ее бытия и эволюции". В своей лекции о Тинторетто, а также в работе "Мантенья" (1919) Г. развивает это положение, рассматривая живопись как двоякое явление – переживание плоскости и переживание трехмерного пространства, связанное с глубоким чувством наслаждения от измерения пространства нашими зрительными и мускульными ощущениями. При этом он разделяет переживания трехмерного "пустого пространства" и чувство "кубического инобытия", вытекающее из бессознательного тяготения ко всякому "не-я", из стремления осязать, охватить его объем и телесность. Выделяя два вида эмоциональных состояний, связанных с пространством, Г. противопоставляет их переживаниям, связанным со временем, причем с его точки зрения пространство связано с апполоническими переживаниями, которые противостоят дионисийскому началу времени. В работе "Портрет как проблема изображения" (1928) Г. доказывал, что портрет является синтезом личности модели и личности художника, причем именно активная позиция художника позволяет глубже проникнуть в личность модели.

Разрабатывая новую методологию искусствознания, Г., исходя из феноменологии Гуссерля, стремился установить интуитивное единство предметного бытия и сознания. Согласно его концепции теория искусства должна исходить из описания конкретного художественного предмета, т.е. модификаций, которые претерпевают пространственные и временные стихийные данности, вступая в сферу художественного оформления. Ее задача состоит в исследовании внутренней формы художественного произведения как образа и систематизации внешних чувственных форм, которые воспроизводят строй внутренних форм. Предметом истории искусств Г. считает реконструкцию временного процесса, в течение которого реализуются культурные внутренние формы. Культуру Г. определяет как систему внутренних форм, связь которых в пределах данной культуры и составляет стиль. Согласно Г. задача философии искусства заключается в том, чтобы понять структуру художественного в общем, контексте философии культуры. По концепции Г. общая онтология, качественная наука о бытии и природе как творческом целом, строится на онтологии искусства.

 

Гальперин Петр Яковлевич (1902-1988)

Российский психолог, заслуженный деятель науки РСФСР (1980). Доктор педагогических наук по психологии (1965), профессор (1966). Окончил Харьковский медицинский институт (1926). В 1926-1941 гг. работал в Харьковском психоневрологическом институте, вел педагогическую работу в Харькове и Донецке (Сталино), активно участвовал в работе Харьковской группы психологов (А.Н.Леонтьев, А.В.Запорожец, П.И.Зинченко, Л.И. Божович и др.). В 1941-1943 гг. - в экспериментальном госпитале восстановления движений при Институте психологии (Свердловская область). С 1943 г. - в МГУ доцент, профессор, зав. кафедрой возрастной психологии (с 1967 г.), профессор-консультант (с 1983 г.).

Специалист в области теории и методологии психологии, истории психологии, возрастной и педагогической психологии, последователь генетического подхода в изучении психического развития, обоснованного Л.С. Выготским. Стремление решать принципиальные вопросы нашей науки не редукционистскими, а собственно психологическими методами, исследовать психическую деятельность и ее развитие объективно - характерно для всего научного творчества Г.

Г. выдвинул новое понимание предмета психологии как ориентировочной деятельности. Согласно Г., психика во всем диапазоне ее форм - познавательных процессов, потребностей, чувств, воли по своей жизненной функции есть ориентировочная деятельность субъекта в проблемных ситуациях на основе образа. Психика как ориентировочная деятельность возникает в ситуации подвижной жизни для ориентировки в предметном поле на основе образа и осуществляется с помощью действий в плане этого образа (Введение в психологию, 1976; Психология как объективная наука, 1998).

Он выделил и описал эволюционные уровни активности субъекта - уровень физический, физиологический, сознательные целенаправленные действия субъекта, уровень личностной регуляции действий. По Г., адекватным методом исследования психики как ориентировочной деятельности является формирующий эксперимент: “... магистральный путь исследования психических явлений - это их построение с заданными свойствами”. В большинстве своих работ противопоставляет констатирующую (“срезовую”) и активно формирующую стратегии исследования.

Разработал теорию поэтапного формирования умственных действий и понятий (Развитие исследований по формированию умственных действий, 1959; "Формирование умственных действий и понятий", 1965). Внутри этой теории Г. были выдвинуты и развиты положения о видах и свойствах человеческих действий, о типах ориентировочной основы действия и соответствующих им типах учения, шкала поэтапного формирования. В качестве теорий второго уровня Г. выдвигает и экспериментально обосновывает теорию языкового сознания, теорию внимания, ряд других частных психологических теорий.

Согласно Г., процесс формирования умственных действий проходит ряд этапов: составление ориентировочной основы действия, формирование действия в материальном плане, в плане громкой речи, во внешней речи про себя, во внутренней речи. На этих этапах происходит систематическая отработка желаемых свойств действия - разумности, обобщенности, сознательности, меры освоения и др. Формирование различных видов таких действий составило главную тему исследований Г. и его сотрудников в 1950-1980 гг. Их результатом явились данные о психологических механизмах познавательных процессов (внимания, мышления, восприятия и др.), новое решение ряда фундаментальных психологических проблем (природа инстинктов, соотношение обучения и развития и др.).

Разрабатывал принципы дифференциальной диагностики умственного развития ребенка с последующей коррекцией как способом ликвидации педагогической запущенности (Методы обучения и умственное развитие ребенка, 1985; Актуальные проблемы возрастной психологии, 1978).

Теория Г. получила широкое применение в различных областях педагогической практики - школьном обучении, высшем, профессиональном образовании, в системе спортивной, военной подготовки и др.

 

Гамезо Михаил Викторович 1915 г.р.

Российский психолог, заведующий кафедрой психологии Московского государственного заочного педагогического института (1966), доктор психологических наук, профессор. В 1948 году окончил Военно-педагогический институт, по окончании которого был оставлен в аспирантуре на кафедре психологии. В пятидесятые годы Г. - офицер Генштаба, старший преподаватель Бронетанковой и Военно-политической академии. В 1960 году - уходит в отставку и приступает к работе в МГЗПИ.

Г. является одним из основоположников психосемиотики, нового психологического направления, выявляющего общие закономерности переработки информации человеком и разрабатывающего теоретические основы познавательной деятельности и общения.

Большое внимание в исследованиях и практической работе Г. занимают вопросы психологической службы в средней и высшей школе, проблемы совершенствования подготовки специалистов в системе обучения без отрыва от производства. Общее количество опубликованных ученым работ - более 80, среди них такие учебные пособия, как «Курс психологии» (1967), «Лабораторный практикум по общей психологии» (1979), «Возрастная и педагогическая психология» (1984).

 

Гастев Алексей Капитонович (1882-1938)

Российский психолог, видный деятель Нотовского движения в Советской России.

Окончил городское училище и технические курсы в Суздале, поступил в Московский учительский институт, откуда был исключен за политическую деятельность, неоднократно подвергался арестам и ссылкам, до 1917 г. находился на нелегальном положении. В этот период эмигрировал во Францию, где учился в Высшей школе социальных наук (Париж) и работал на заводах. В 1917 -1918 годах - секретарь Союза металлистов Петрограда, управляющий предприятием, журналист. В 1938 г. - незаконно репрессирован, погиб, в 1957 г. - реабилитирован.

Организатор и директор Центрального Института Труда (1920-1938), член Совета по научной организации труда (СОВНОТ) при НК РКИ СССР, участник революционного движения (член РСДРП с 1901 г.), пролетарский поэт. Г. разделял идеологию объединения "Пролетарская культура", его поэтическое творчество воспевало идеалы пролетарского единства, гордость трудового человека, создающего полезный для общества продукт (Поэзия рабочего удара. 1918; 1971 - 8-е издание).

Г. является автором оригинальной концепции трудовых установок - основы производственного обучения. Пропагандировал, развивал и внедрял идеи научного менеджмента в отечественном народном хозяйстве. Программа научной и практической деятельности организованного им Центрального Института Труда (ЦИТа) отражена в статье "Наши задачи"; "Социальное знамя ЦИТа (1925)" / Как надо работать? (1972). Конечная цель ЦИТа - проектирование высокопроизводительных трудовых процессов, предприятий в Советской республике, содействие повышению общей и трудовой культуры населения, производство работников необходимой квалификации в нужных стране масштабах. Реализация указанных задач - дело "социальной инженерии", которая должна выработать проект "социально-инженерной машины" как научно-обоснованный вариант технологии производства необходимых "рабочих типов".

Вполне вероятно, что Г. разделял не только идейную направленность вождей и идеологов "Пролетарской культуры", но и принципы "Всеобщей организационной науки" А. А.Богданова, его организационную точку зрения, что проявилось как своеобразный вариант системного мышления. Так Г. видит много общего в жизнедеятельности всего предприятия, в труде рабочего обслуживающего машину, в работе машины. Рабочий за станком - аналог труда директора предприятия, самого рабочего он представляет как устройство сложной машины, в котором имеются свой мотор, система энергоснабжения, система передачи скорости, отдел установок, отдел учета и контроля, отдел управления, своеобразные шаблоны-направители. Научное исследование призвано выявить законы эффективного выполнения трудовых действий в целях рационализации труда и создания технологии производственного обучения.

Г. с большим уважением относился к работам Ф. У. Тейлора, но видел слабость его "научного менеджмента" в неразработанности методики обучения работников рационализированным способам труда. Таким образом, отсутствие научно обоснованной технологии подготовки рабочих оказывалось существенным тормозом в реализации принципов научного управления. Для преодоления этого недостатка, ЦИТ располагал рядом научных лабораторий, в которых в первой половине 20-х годов проводилось тщательное изучение трудовых движений с использование циклографии, кинофотосъемки. Здесь начинал работать выдающийся советский физиолог Н. А. Бернштейн. Наряду с физиологической лабораторией, были созданы психотехническая, сенсорная, педагогическая и др. К 1925 г. при ЦИТе возникает акционерное общество "Установка", которое по заказам предприятий проводило массовую подготовку кадров рабочих специальностей (для текстильной, строительной, металлообрабатывающей промышленности, для водителей автомобилей, летчиков и т. д.). По всей стране были созданы филиалы общества "Установка".

Методы и процедура обучения представлены в книге Г. "Трудовые установки", переизданной в 1973 г. Трудовые установки понимались как продукт воспитания конкретных рефлексов в специальной системе трудовой тренировки, построенной на принципах, близких идеям программированного обучения в варианте американского бихевиоризма. Г. недооценивал роль сознания субъекта труда, тренировка была направлена на воспитание полезных навыков в обход понимания, осмысленности выполняемой работы, "от рук к голове", что сказывалось нередко в трудностях профадаптации выпускников ЦИТовских учебных курсов.

Начиная с 1930 г. ЦИТ свертывает свои учебные комбинаты, в центре внимания его деятельности оказывается проблема проектирования рабочего состава, совершенствование организации труда и производства (Гастев, 1972). Под руководством Г. создается система экспертизы существующей производственной организации, а также организационного проектирования трудовых постов, участков производственного процесса, включая всю цепочку технологии производства от заготовительных цехов до выпуска готовой продукции и управленческих структур. При этом реализовались идеи тектологии о прогрессивном развитии и функционировании организаций, закон минимальных звеньев, выявлялись огромные резервы повышения производительности, неизменно подчеркивалась роль точного распределения функций работников, их квалификации, способа взаимодействия. Таким образом, опыт ЦИТа может служить примером исследования и экспертизы типов производственных организаций, организационного проектирования, проектирования требуемой квалификации, путей профессионального роста и продвижения производственных кадров в зависимости от тенденций развития техники и технологии предприятия. Опыт ЦИТа оказал неоценимую услугу становлению промышленности СССР, укреплению его военного потенциала. Для современной психологической науки - наследие Г. и его сподвижников по
ЦИТу - образец построения моделей организаций и ее звеньев, вплоть до деятельности отдельных субъектов труда; это вклад в теорию организаций и организационную психологию, психологию управления.

 

Геллерштейн Соломон Григорьевич (1896-1967)

 

Российский психолог, доктор биологических наук (1945), профессор (1947), один из основателей отечественной психологии и психофизиологии труда, авиационной психологии, психологии спорта.

Окончил Коммерческое училище (1915) и Высшие Научно-педагогические курсы при 2-м МГУ (1924), обучался в Харьковском технологическом институте. Работал в Лаборатории промышленной психотехники НК Труда СССР (1923-1925), в Московском Институте Охраны Труда НКТ СССР (с 1925), руководил здесь лабораторией психологии труда (1929 - 1935). Одновременно работал в составе психотехнической секции Государственного института экспериментальной психологии в Москве под руководством И.Н. Шпильрейна. Заведовал лабораторией психологии труда Всесоюзного Института экспериментальной медицины (1935-1937), руководил психофизиологическим отделом Института авиационной медицины Красной Армии им. акад. И.П. Павлова (1934-1937). Г. являлся одним из лидеров психотехнического движения, был членом редколлегии ж. "Советская психотехника", заместителем председателя ВОП и ПП - Всесоюзного Общества Психотехники и прикладной психофизиологии; участник Международных психотехнических конференций (1927, 1931, 1934); преподавал психотехнику во 2-м МГУ (на педологическом ф-те), заведовал кафедрой психотехники в ЛГПИ им. А.И.Герцена (1931-34), создал "профиль" психотехника. В 1937-1941 г. возглавлял психофизиологическую лабораторию Московской областной психиатрической клиники.

В годы Великой Отечественной войны Г. был приглашен А.Р. Лурия в нейрохирургический военный госпиталь в г. Кисегаче, где Г. выполнял обязанности научного руководителя и консультанта по трудовой терапии всех госпиталей системы ВЦСПС (1942-1943). Материал восстановительной трудотерапии был защищен в 1945 г. в качестве докторской диссертации. В послевоенные годы Г. преподает психологию труда в МГУ (1948), зав. кабинетом психологии движений в лаборатории Н.А.Бернштейна в Московском Институте физической культуры, консультант в Центральном институте экспертизы трудоспособности инвалидов, ведет научно-преподавательскую работу на кафедре авиационной медицины военного факультета Центрального института Усовершенствования врачей (1943-1949). Здесь в 1947 г. ему присвоено звание профессора по курсу психологии.

В связи с компанией борьбы с космополитизмом Г. в 1949 г. был вынужден уйти с кафедры авиационной медицины ЦИУВ, из Института физической культуры и почти 7 лет (до выхода на пенсию) он работал дома, занимался переводами трудов Ч.Дарвина, Я. Пуркинье, Ж.Ламарка и др.; составил замечательный Комментарий" к избранным произведениям И.М. Сеченова (1952), написанный с позиции не только общетеоретических вопросов психологии, но и приложений к психологии труда. Г. участвовал в возрождении психологии труда, выступив с докладом на Совещании 1957 г. Последнее место работы Г. - консультант отдела эргономики ВНИИ технической эстетики (1966-67).

Научные исследования Г. были связаны со многими областями психологической науки - психология труда, авиационная психология, психология спорта, клиническая психология и психофизиология, педагогическая психология, история психологии труда, история науки. Он выполнил психологический анализ многих профессий. На основе полученного материала им были сформулированы теоретические и методологические проблемы психологии профессий, обоснована необходимость предварительного изучения объективного содержания труда, его условий как основы для психологической интерпретации своеобразия психических функций профессионала. Тем самым, на материале профессиональной деятельности взрослых людей были созданы предпосылки развития представлений о деятельностном опосредовании психики (Психотехнка.1926; Руководство по психотехническому профессиональному подбору.1929 (соавт.); Проблемы психологии профессий в системе советской психотехники. 1931).

Изучая процессы упражнения и развития профессионально-важных качеств, Г. первым из психологов дал характеристику "плато" на кривых упражнения как периодов стабилизации выбранных субъектом способов выполнения заданных действий, своеобразной творческой паузы. Пауза могла завершаться очередным подъемом показателей продуктивности в случаях нахождения субъектом более рациональных приемов работы. Под руководством Г. в 30-е гг. разрабатывались проблемы тренировки профессионально-важных качеств у сталеваров, аппаратчиков химического производства, водителей автомашин, парашютистов, военных летчиков и пр. Экспериментальной проверке были подвержены идеи К.Марбе о роли личного фактора в травматизме.

Г. систематизировал отечественный и зарубежный опыт в области прогнозирования профпригодности, исследования изменчивости профессионально-важных качеств, проблемы переноса результатов обследования, полученных при тестировании или в процессе тренировки - в реальную трудовую деятельность. Он подчеркивал важность учета индивидуальных различий в труде летчиков и до войны и в послевоенные годы (Психология в применении к авиации.1946). Проведенный им методологический анализ теории и практики промышленной психотехники не утратил своего значения до сих пор.

Система восстановительной трудотерапии Г. - пример управления процессом восстановления высших психических функций через проектирование и организацию содержания трудовых действий, орудий труда, рабочего пространства. Центральное значение имело также представление Г. о целевом характере трудовых и трудоподобных действий, отраженном в сознании раненых бойцов (Восстановительная трудотерапия в системе работы эвакогоспиталей.1942;1943; Принципы и методы трудовой терапии психически больных. 1964).

Идеи развития психических качеств экспериментально прорабатывались в отношении таких "психофизиологических констант", как подвижность нервных процессов, скорость простой двигательной реакции и др. Г. удалось разработать систему тренировочных упражнений для формирования умений оценки коротких интервалов времени с точностью до сотых долей секунды. На базе этого умения формировалось "чувство времени", управление темпом и ритмом своих движений у спортсменов (Чувство времени и скорость двигательной реакции. 1958). С данным циклом исследований связаны и последующие работы Г. в области изучения явлений антиципации и ее роли в регуляции движений, проблемы соотношения осознанных и бессознательных элементов в труде профессионала.

 

Гиппенрейтер Юлия Борисовна 1930 г.р.

Российский психолог. Закончила отделение психологии философского факультета МГУ (1953), доктор психологических наук (1975), профессор (с 1978). Является профессором кафедры общей психологии факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

Области научной деятельности: экспериментальная психология (психология восприятия, внимания, психофизиология движений), семейная терапия, нейро-лингвистическое программирование.

В кандидатской диссертации, выполненной Г. под руководством профессора А.Н.Леонтьева (1961) был предложен и апробирован новый метод измерения степени развития звуковысотного слуха, составляющего основу музыкального слуха человека. Было показано, что в осложненных условиях оценки высоты разнотембровых звуков существенную помощь оказывает вокализация (внешняя и внутренняя) и обучение ей. Материалы работы позволили обосновать предположение о том, что освоение ребенком тембрового языка может тормозить развитие музыкального слуха, из чего следует практический вывод о необходимости обращать специальное внимание на развитие музыкального слуха ребенка в период освоения им русской речи (т. е. в возрасте 1-2 лет).

В работах Г., посвященных исследованию движений глаз (“О движении человеческого глаза”, 1978) были впервые изучены разнообразные виды движений глаз (микро- и макро-, произвольные, непроизвольные, фиксации, скачки, нистагмы, тремор и др.) в контексте решения человеком различных задач (зрительных, слуховых, двигательных, умственных). Была описана зависимость количественных и психофизиологических характеристик движений глаз от задачи, в решение которой они включены, предложена деятельностно-функциональная классификация движений глаз (действия, операции, психофизиологические функции).

Учебник Г. “Введение в общую психологию” (1988, 1997) является одним из основных учебных пособий по курсу психологии.

 

Голубева Эра Александровна 1927 г.р.

Российский психолог, психофизиолог, доктор психологических наук (1975), профессор (1981). Закончила психологическое отделение философского факультета МГУ (1952). Является заведующей лабораторией дифференциальной психологии и психофизиологии индивидуальных различий и способностей Психологического института РАО (с 1972).

В работах Г., принадлежащих к школе Б.М.Теплова, разрабатываются общие проблемы дифференциальной психологии и психофизиологии, рассматриваются вопросы структуры индивидуальности и личности, соотношения способностей и склонностей, анализируются пути и способы исследования индивидуальных различий. Ею разработаны принципы комплексного изучения способностей и склонностей учащихся, интегрирующие методы дифференциальной психологии и психофизиологии, создан ряд новых ЭЭГ-методик для определения типологических свойств нервной системы; обосновано выделение и изучено типологическое свойство активированности, раскрыта его роль (как и других свойств нервной системы) в процессах памяти и обучения.

Предметом экспериментального исследования и теоретического осмысления Г. являются общие (память и интеллект) и специальные (музыкальные, педагогические, языковые, математические, речевые) способности и соответствующие задатки в сопоставлении с успешностью обучения школьников и студентов. Предложена структура индивидуальности как целостной системы, подструктуры которой (мотивация, темперамент, способности, характер) связываются в единое целое через иерархию структурообразующих признаков - эмоциональность, активность, саморегуляцию и побуждения. На основе полученного эмпирического материала Г. дается классификация способностей, учитывающая дифференциацию сфер человеческой деятельности (Индивидуальные особенности памяти человека ( психофизиологическое исследование.1980; Способности индивидуальность. 1993).

 

Горбов Федор Дмитриевич (1916–1977)

Российский психолог.

В 1939 г. окончил три курса 2-го МГУ, затем Военный факультет при этом же университете. С первых дней войны и до ее окончания находился в действующей армии в качестве военного врача. С 1945 по 1959 гг. Г. работал в Центральном научно-исследовательском госпитале ВВС. В 1953 г. защищает кандидатскую, а в 1963 г. - докторскую диссертацию. С 1967 г. Г. возглавляет лабораторию психических состояний Института общей и педагогической психологии АПН СССР. Изучал проблему психических состояний в психологическом, клиническом и биокибернетическом аспектах.

Сочетая интенсивную деятельность неврапотолога-клинициста с экспериментальной работой, он углубленно исследовал вопросы закрытой черепно-мозговой травмы, эпилепсии и неврозов у летного состава. В 1947-1950 гг. Ф. Д. Г. провел оригинальную экспериментальную работу по изучению эмоциональной сферы человека с помощью барокамер (ложные и истинные подъемы).

В дальнейшем Г. стал ведущим психоневрологом-экспертом. Он сформулировал “принцип воспроизведения” (диагностика бывшей в прошлом ситуации, по вызванному при обследовании синдрому и диагностика “синдрома по ситуации”), выработал понятие о функциональных возможностях как основе экспертного подхода и обосновал применение испытательных проб-нагрузок, моделирующих факторы деятельности летчика, а затем и деятельности космонавта. Разрабатывал в клиническом и психолого-экспериментальном плане проблему пространственных иллюзий у летчиков при полетах в сложных ситуациях.

Особое место в научной деятельности Г. занимала разработка проблем пароксизмальных состояний (приступообразных нарушений сознания, памяти, обмороков), имеющих важное практическое значение. Большое признание получили исследования Г. в области “трудных состояний” у операторов; его данные по изучению помехоустойчивости операторов широко известны и находят свое применение во многих сферах (транспорт, спорт, реабилитация при нервно-психических заболеваниях и др.). Эти материалы нашли отражение в его книге “Психологические аспекты работы оператора” (1976).

С именем Г. справедливо связывается создание советской космической психологии. Г. был привлечен к отбору и подготовке первых советских космонавтов. В период работы в области космической психологии Г. создал новое направление в изучении изоляции, новые пути при изучении совместимости, разработал и осуществил групповой метод исследования “Гомеостат”.

В последние годы жизни Г. интересовался проблемой самоотражения, неврологическими и психологическими механизмами, с помощью которых у человека формируется представление о себе самом, о своем физическом и духовном “Я”. Разработке этой сложной проблемы посвящена рукопись монографии “Я - второе Я”, над которой он трудился много лет.



Гостев Андрей Андреевич

российский психолог, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории истории психологии и исторической психологии ИП РАН. Ученик Б.Ф. Ломова, представитель Ленинградский школы психологии. С 1979 кандидат, с 2002 доктор психологических наук. Г. – специалист в области психологии представлений (вторичных образов) и роли образной сферы во внутреннем мире личности. На этой основе разрабатывается новое направление – психология и метафизика образно-символического познания: имаго-символосфера человека и общества. Изучение психологии образа выводит Г. в более широкую сферу научных интересов – психология религии, социальная психология (этнопсихология, психология межнациональных отношений и СМИ), психология личности, психоанализ, трансперсональная психология, духовно-ориентированное психологическое консультирование, также богословие, философия, история, культурология, политика. 

Широкий спектр научных интересов предполагает соприкосновение психологических знаний  от «глубинной» психологии до социально-психологических аспектов глобалистики, соотнесение этих знаний с междисциплинарными знаниями, с данными философско-религиозных и социально-политических концепций и воззрений. Понятно обращение Г. к православно-христианской святоотеческой традиции, к трансперсональной психологии, анализу феноменов сознания/неосознаваемого на различных уровнях, к "экзотическим" областям человеческого познания.

Г. (совместно с В.А. Елисеевым и А.Г. Фоминым) разрабатывает систему православно-христиански ориентированного психологического знания, изучению психологических и духовно-нравственных аспектов глобализации. 
Этот вид научно-практической деятельности Г. проходит в рамках рос.-амер. Проекта «Землянин»; ("Zemlyanin" – http://zem.org/), включающий публикации, и участие в международных конференциях и культурологических экспедициях-паломничествах во многих страх мира.

Г. - Консультант Советского Комитета Защиты мира, после 1991 г. Международной Федерации Мира и Согласия. В рамках совместных усилий данной организации и лаборатории психологии межнациональных отношений ИПРАН (руководимой проф. П.Н. Шихиревым) Г. организовал Школу конфликтологии, в рамках которой были осуществлены проекты в «горячих точках» бывшего СССР/РФ с американскими и британскими специалистами в области разрешения конфликтов (а также в Сев. Ирландии).

Г. принимал непосредственное участие в создании российской трансперсональной психологии (ТП)  с первых ее шагов в конце 80-х, вместе такими фигурами, как Владимир Майков, Евгений Файдыш, и др. Г. входил в редколлегию по переводу и изданию в России классиков ТП, был со-инициатором и со-организатором первой учебной ТП программы в середине 1990-х. Г. - участник многих международных ТП проектов, международных симпозиумов и конференций. Окончил Высшие православные богословские курсы. Работает над методологическими вопросами и этическими аспектами ТП, прежде всего, в связи с проблемой отражения сознанием социально-политических и экономических планетарных процессов и коммерциализации ТП движения (см. http://www.shalagram.ru/rtfmanifest.htm). Г. - вице президент Российского Фонда ТП (направлением российской ТП наряду с Российской ассоциацией ТП). В международном ТП движении Г. представляет православно-христианскую святоотеческую традицию. В частности, на Всемирный конгресс «Психология и духовность: пути интеграции» (Дели, Индия, 5-8 января, 2008) приглашен с докладом «Духовные видения и воображение с точки зрения святых отцов восточно-христианской Церкви». 

Научные труды: более 70 (7 монографий).
"Образная сфера человека" (1992), "Эволюция сознания в разрешении глобальных конфликтов" (1993), "Дорога из Зазеркалья. Творческое развитие образной сферы" (1998), Zemlyanin: the emerging global citizen? (1995, 1996, 1998), "Образная сфера в познании и переживании духовных смыслов" (2001). Тема докторской диссертации Г. - "Психология вторичного образа: субъект, феноменология, функции". На правах рукописи существует монография «Очерки психологии образной сферы: путь из Зазеркалья» (2004, 2005). В 2007 запланирован выход монографии "Психология вторичного образа".

 

Граник Генриетта Григорьевна 1928 г.р.

Российский психолог, педагог, доктор психологических наук (1981), профессор, действительный член РАО (1995). Закончила факультет русского языка и литературы Московского Государственного заочного пединститута (1959), с 1963 г. работает в НИИ ОиПП АПН СССР, в настоящее время – главный научный сотрудник института (ныне Психологический институт РАО).

Основные направления научной деятельности Г. - исследование психологических аспектов развития письменной речи учащихся и формирования психологических приемов понимания текстов (учебных и художественных). Ею раскрыты психологические механизмы формирования грамотного письма, что позволило построить новый школьный курс русского языка и создать специальную методику обучения на основе учета психологических закономерностей развития письменной речи (Синтаксис и пунктуация русского языка. 1970; Карточки по русскому языку.1997). Выявлены психологические приемы понимания и запоминания текстов.

Г. заложены основы комплексной научной дисциплины - "школьный учебник", исследованы ее психологические аспекты. Рассмотрены психолого-педагогические приемы работы учащихся с учебником, освоения содержащегося в нем материала (Психологические проблемы построения школьных учебников.1979; Как учить работать с книгой в соавторстве. 1995).

Наряду с научными Г. ставится и решается важная практическая задача - совершенствование учебника, как важнейшего инструмента обучения, расширение его познавательных и воспитательных функций. Под ее руководством создана серия экспериментальных учебников по синтаксису и пунктуации русского языка, серия учебников «Русская филология».

 

Грот Николай Яковлевич (1852-1899)

Российский психолог и философ.

После окончания историко-филологического факультета Петербургского университета стажировался за границей, где изучал последние достижение немецких, английских и французских ученых. По возвращении на родину он получает должность профессора в Нежинском университете. В 1880 году защищает магистерскую, а в 1883 году докторские диссертации, в которых развивает свою концепцию логики и эмоций. Именно проблема эмоционального развития становится одной из важнейших в творчестве Г. В 1886 году М.М.Троицкий передает ему заведование кафедрой философии Московского университета, а с 1887 года он возглавляет и Московское психологическое общество.

Развивая свою программу построения психологии, Г. считал, что она должна быть объективной естественной экспериментальной наукой, доказывая, что именно психология должна лежать в основе наук о человеке. Он был активным сторонником практического использования психологии, ее связи с педагогикой, медициной и юриспруденцией.

В своей работе "Основания экспериментальной психологии" (1896) он писал, что развитие экспериментальной психологии имеет большое значение не только для будущего развития психологии, но и для всех гуманитарных наук, утверждая, что новое развитие психологической науки связано с объединением, конвергенцией разных психологических теорий на основе эксперимента. Главное достоинство экспериментальной психологии Г. видел в том, что она имеет дело не с субстанциями или явлениями, а с реальными фактами душевной жизни. Доказывая важность и значение эксперимента, Г. тем не менее, разделял мнение Введенского о том, что главным методом психологического исследования является самонаблюдение. Наибольшую трудность для экспериментальной психологии, подчеркивал Г., представляет способ передачи, описания душевного состояния исследуемого субъекта экспериментатору и правильная его интерпретация экспериментатором, так как интуитивное чтение в чужих душах обычно бывает ошибочным и если бы оно было возможным, может быть и отпала бы необходимость в психологии, во всяком случае, в прикладной экспериментальной психологии.

Особое внимание в своих работах Г. обращал на развитие эмоций и чувств, связывая их не только с мыслями, но и с ощущениями, то есть по существу говоря о "эмоциональном тоне ощущений". Одна из его первых книг так и называлась “Психология чувствований в ее истории и главных основах” и в ней он пытался применить законы дифференциации и интеграции, открытые в физиологии к психологии. Эта книга, которая появилась в свет в 1880 году, была одним из первых отечественных экспериментальных исследований эмоций. Его дальнейшие исследования в этой области были отражены в работе“ Значение чувства в познании и деятельности человека”(1899). В качестве основной единицы душевной жизни он выделял "психический оборот", который состоял из четырех основных моментов - ощущений, чувствований, умственной переработки и волевого решения, переходящего в действие. Таким образом именно Г. заложил основы отечественной психологии эмоций, доказав их большое значение для развития познания и личности человека и связывая их, в русле отечественной традиции, с нравственным развитием ребенка.

Говоря о возможности практического применения данных его исследования о связи чувств и ощущений, он доказывал, что в реальной жизни человеческая психика находится в равновесии между состоянием пессимизма и оптимизма. Считая, что существует баланс сил в удовольствии и страдании, он доказывал, что изменение равновесия в сторону страдания изменяет и познавательные способности человека, который не может ощущать чего-то нового и не воспринимает ничего положительного. Поэтому, доказывал Г., психике необходим баланс противоположных сил и отрицательные чувства должны компенсироваться положительными и наоборот.

Он также говорил о том, что его теория баланса сил связана и с развитием нравственности у человека, так как люди начинают ощущать всю полноту возмездия за свои дела еще на земле, когда за каким-то радостным событием может последовать огорчение от того, что радость была получена в ущерб другому. Точно так же и горе может впоследствии компенсироваться радостью. Он также дает весьма оригинальное определение счастья, говоря о том, что "счастье заключается в правильном и нормальном равновесии удовольствий и страданий как в их качестве, так и порядке их смены". Это определение счастья во многом является основой его дальнейших работ, связанных с исследованием проблемы свободы воли.

Вопрос о свободе воли Г. рассматривал как проблему отношения мотивов воли к ее актам, то есть сводил к вопросу о возможности такой абсолютной свободы психической деятельности, которая бы совершенно не зависела от других деятельностей, а также к вопросу о характере зависимости человека от своего состояния. Оспаривая популярный в то время взгляд Шопенгауэра, который писал, что сферою свободы воли является сфера вне-индивидуальная, Г., наоборот, вводил эти отношения внутрь человека, а для объяснения их действия использовал распространенную в то время теорию сохранения энергии, рассматривая ее в качестве основы баланса психических и биологических сил человека.

Г. отмечал, что в человеке существует два основных стремления - отрицательное (с его точки зрения), которое заключается во влечении к чувственному, материальному существованию, и положительное - которое состоит в стремлении к вечности. В норме эти идеальные стремления и являются высшими человеческими чувствами, а выражением свободы личности является осознание возможности и падения (к жизни только материальной) и возрождения (то есть к жизни в вечности) личности. Таким образом, подчеркивал Г., свобода личности является и положительным и отрицательным понятием одновременно. При этом сама проблема наличия или отсутствия свободы воли может быть понята и решена лишь на основе самосознания человека, лишь на основе осознания человеком свободы своего выбора той или иной формы деятельности, то есть на основе решения вопроса о сознательном отношении воли к ее деятельности.

Делая вывод о том, что " развитие в индивидууме личной воли возвращает ей свободу действия или бездействия и является основой, направляющей и определяющей саморазвитие личности". Г. фактически говорил о том, что развитие личности направлено, прежде всего, на борьбу с ограничениями воли, которые коренятся как во внешнем мире, так и в наследственной организации человека, его теле. Таким образом, он приходит к основной, для его концепции идеи о том, что "свобода личной воли есть дар единой вселенской воли, но достигаем мы ее самостоятельно, в процессе нашего индивидуального саморазвития".

Г. фактически не столько обосновывал возможность свободного и сознанного выбора поведения, сколько говорил о том, какой стиль жизни необходимо избрать для того, чтобы поведение и вся жизнь человека могли рассматриваться как нравственные и правильные.

Большое значение Г. придавал просветительской деятельности, распространению психологических знаний в обществе. Сознавая, что университетская наука в России еще молода и знания доступны небольшому слою людей, Г., как и многие профессора Московского и Петербургского университета стремился к открытию кружков, чтению открытых лекций, созданию общедоступных курсов. Это в частности привело его к работе в московском психологическом обществе, к созданию журнала "Вопросы философии и психологии".

Таким образом Г. являлся одним из основателей российской экспериментальной психологии, заложив не только основы подхода к психологическому эксперименту и интерпретации полученных знаний, но и создав оригинальную теорию эмоционально-нравственного развития человека.

 

Гуревич Константин Маркович 1906 г.р.

Российский психолог, доктор психологических наук (1971), профессор, почетный член Российской Академии Образования. Закончил психотехническое отделение педагогического факультета Ленинградского Государственного педагогического института им. А.И.Герцена (1931) и аспирантуру Московского государственного института психологии (1940). С 1949 г. Г. – сотрудник НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (в настоящее время ПИ РАО), где в 1968-1983 гг. он руководил лабораторией психофизиологических основ профессиональной деятельности, а в 1983-1985 гг. - лабораторией психологической диагностики.

Начав работать в лаборатории дифференциальной психофизиологии под руководством Б.М. Теплова по проблемам индивидуально - психофизиологических различий человека, Г. обращается к рассмотрению вопросов профессиональной пригодности с позиций теории основных свойств нервной системы. Значительным вкладом в разработку теоретических и прикладных проблем профессиональной пригодности явилась книга Г. "Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы" (1971), удостоенная 1-й премии АПН СССР. Основные идеи в этой области получили дальнейшее теоретическое и экспериментальное воплощение в последующих трудах Г. и его учеников.

В 80-90-е гг. основным направлением научных исследований Г. становится изучение проблем психологической диагностики (Что такое психологическая диагностика. 1985; Индивидуально - психологические особенности школьников. 1988). Им по-новому поставлены многие вопросы тестологии, в частности проблема статистической нормы как критерия сравнения результатов тестирования. Г. теоретически обосновал новый подход к созданию методик, получивший название нормативного. Суть его состоит в том, что при разработке психодиагностических методов осуществляется ориентация на социально-психологический норматив, представляющий собой систему требований, предьявляемую той или иной общностью каждому из ее членов. Эти требования могут быть закреплены в форме правил, предписаний, социальных норм, отличающихся на разных образовательно-возрастных ступенях развития, и включать самые разнообразные аспекты: умственное, нравственное, эстетическое развитие и др. Этот подход реализован при разработке Школьного теста умственного развития (ШТУР), теста умственного развития для старшеклассников и абитуриентов (АСТУР), серии коррекционно-развивающих программ и т.д. По инициативе Г. и под его редакцией (совместно с В.И. Лубовским) вышел перевод книги известного американского тестолога А. Анастази "Психологическое тестирование" (1982). Им (совместно с Е.М.Борисовой) подготовлены учебные пособия "Психологическая диагностика" (1993) и "Психологическая диагностика детей и подростков" (1995).

 

Гурьянов Евгений Васильевич (1889-1960)

Российский психолог.

Основной областью научных интересов Г., который являлся заведующим лабораторией труда Института психологии АПН РСФСР была психология начального обучения в школе и, в частности, вопросы формирования навыков. В течение ряда лет он работал над вопросами усвоения графических навыков письма учащимися. Широко известны его книги «Психологические основы упражнений при обучении письму», «Психология и методика обучения письму в букварный период», монографии «Психология обучения письму», «Навык и действие».

В последние годы Г. проводил исследования по вопросам психологии обучения труду в условиях политехнического обучения, был одним из организаторов Всесоюзного совещания по психологии труда (1957).

 

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Программа "Социально-эмоционального развития детей и подростков"

Примите участие в исследовании

Приглашаем принять участие в исследовании жизнеспособности человека

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"