Нестик Т.А., Журавлев А.Л. Психология глобальных рисков.

Нестик Т.А., Журавлев А.Л. Психология глобальных рисков. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2018. – 402 с. 

при поддержке гранта РНФ №18-18-00439 Интернет-портал научно-исследовательского проекта «Психология человека в условиях глобальных рисков»  
Проект предполагает проведение теоретико-эмпирического исследования социально-психологических механизмов формирования отношения к глобальным рискам в российском обществе. Актуальность проекта связана с все более острым переживанием глобальных геополитических, социальных, экономических и технологических рисков в российском обществе. Отношение личности и группы к глобальным природным и антропогенным рискам все больше сказывается на социальном поведении. Связанные с глобальными рисками коллективные страхи используются в избирательных кампаниях и информационных войнах (от изменения климата и экстремальных погодных явлений до кибератак, терроризма и ядерной угрозы). Однако социально-психологические механизмы формирования отношения личности и группы к глобальным рискам до сих пор остаются не проясненными: наряду с признанием значимости психологических аспектов глобальных рисков в мировой науке отмечается дефицит теоретико-эмпирических исследований в данной области. 
Проект направлен на выявление условий, при которых объективные глобальные угрозы становятся субъективно значимыми рисками для личности и социальной группы, а также факторов формирования субъектной позиции по отношению к глобальным рискам, готовности личности и группы принять их в качестве вызовов, то есть возможностей для преодоления и развития. Будет проведен социально-психологический анализ общественных процессов и действий социальных групп, способных привести к эскалации определенных глобальных рисков. Будут исследованы факторы конструирования социальных представлений о глобальных рисках: геополитических (в том числе международные военные конфликты, ядерная угроза, крупномасштабные террористические атаки, ослабление государственной власти и т.д.); социальных (вынужденная миграция, общественные волнения и т.д.); экологических (изменение климата, экстремальные погодные явления и т.д.); экономических (безработица, резкие изменения в цене на энергоносители и т.д.), и технологических (риски, связанные с непредвиденными последствиями внедрения искусственного интеллекта, генной инженерии, геоинжиниринга и т.д.). Впервые будут выделены социально-психологические типы отношения личности к различным источникам глобальных угроз и способам управления ими. Для изучения психологических механизмов воздействия информации о глобальных рисках на человека впервые будут использованы не только качественные и количественные социально-психологические методы исследования, но и методы анализа Big Data, а также психофизиологические методы (айтрекинг, ЭЭГ). На базе проведенного теоретического анализа исследований в области социальной психологии глобальных рисков разработана программа эмпирического изучения механизмов и ресурсов совладания личности и группы с «большими вызовами». Будут определены механизмы возникновения и функционирования коллективных страхов по поводу глобальных угроз, впервые будет определена роль, которую играют в формировании отношения к глобальным рискам коллективные переживания, коллективная память и коллективные травмы прошлого. Будут впервые выявлены социально-психологические механизмы глобальной идентификации, влияние глобальной идентичности на отношение к глобальным рискам; социально-психологические механизмы формирования долгосрочного образа будущего России и человечества. Будет разработана социально-психологическая концепция жизнеспособности социальных общностей (семьи, организации, мегаполиса, российского общества в целом) в условиях глобальных рисков. В целом проект направлен на разработку социально-психологических технологий преодоления техно-гуманитарного дисбаланса, поддержки позитивного образа будущего, рефлексивного и проактивного поиска новых возможностей при ответе на большие вызовы. Будут предложены способы воздействия на социальную чувствительность личности, крупных социальных групп и российского общества в целом к долгосрочным вызовам. Будут разработаны практические рекомендации по целенаправленному освещению проблематики глобальных рисков в СМИ и социальных медиа, которое будет поддерживать устойчивость к паническим настроениям, проактивность и конструктивный поиск совместных решений. Результаты исследования будут опубликованы в виде серии монографий и статей в журналах WoS, Scopus и РИНЦ. 

 

Результаты проекта в 2018 г.:

Разработана концептуальная схема социально-психологического анализа отношения к глобальным рискам - характерных для членов определенной социальной группы особенностей антиципации, переживания и осмысления самих глобальных угроз, а также совместной деятельности представителей своей и чужих групп, направленной на их выявление, создание, использование или предотвращение. Выделены cоциально-психологические и дискурсивные механизмы конструирования социальных представлений о глобальных рисках (метафоризация, которая выделяет одни аспекты рисков и прячет при этом другие, снижение вероятности и тяжести рисков под влиянием веры в справедливость мира и когнитивного диссонанса, дистанцирование рисков во времени и пространстве, дискурсивные стратегии депроблематизации глобальных рисков).

На основе теоретического анализа и обобщения эмпирических данных (N=241, N=547) выделена социально-психологическая специфика различных типов глобальных рисков: природных, геополитических и техногенных. В отличие от антропогенных угроз, климатические изменения и природные катастрофы воспринимаются как неизбежные и непрогнозируемые, не поддающиеся влиянию человека. Озабоченность такими рисками прямо связана с фатализмом и верой в предопределенность судьбы, а также с убеждением в том, что для спасения человечества необходимо возвращение к традиционным ценностям и жесткому контролю государства за поведением граждан. Полученные нами данные указывают на то, что нагнетание тревоги в СМИ публикациями о приближающихся природных катастрофах может приводить к обратному эффекту: такие публикации могут укреплять фаталистические установки и нетерпимость к другим, снижая готовность людей к действиям в условиях природной катастрофы.

Выделены психологические факторы стратегической безопасности в условиях изменения мирового порядка, основным среди которых является рост неопределенности в отношении намерений и возможностей сторон в условиях многополярного мира, выхода США из международных договоров и развития новых технологий (высокоточное оружие, новые средства доставки, кибероружие и искусственный интеллект). Проанализировано влияние переживания глобальных рисков (в том числе - ядерной угрозы) в массовом сознании на международные отношения и поведение политических лидеров. Описан механизм спирали напряженности: нагнетание тревоги в СМИ и социальных медиа по поводу глобальных рисков приводит к росту фатализма, ингруппового фаворитизма и поддержки крайних мер, что, в свою очередь, провоцирует ставку политиков на национализм и популизм, делая их подверженными мотивационно-когнитивным искажениям при принятии стратегических решений (дилемма безопасности, сверхуверенность и переоценка способности контролировать ситуацию, нормативный  конфликт и эффекты «управления ужасом», сдвиг к риску при избегании потерь, эффект «перейденного Рубикона» и др.).

Разработан авторский опросник «Отношение к глобальным рискам», измеряющий различные компоненты отношения личности к глобальным рискам: аффективные (тревога в отношении глобальных рисков); когнитивные (убеждение в необходимости сотрудничества для прогнозирования и предотвращения глобальных рисков; фаталистическое игнорирование; религиозный авторитаризм как средство спасения; допустимость радикальных решений и выживания одних за счет других; оптимизм в отношении глобального будущего; апокалиптизм), а также поведенческие компоненты (готовность участвовать в предотвращении глобальных рисков; готовность к активным действиям для защиты от глобальных рисков себя и своих близких). Апробация опросника (N=924) с использованием конфирматорного факторного анализа подтвердила выделенную нами структуру отношения к глобальным рискам.

Для изучения представлений россиян о последствиях внедрения технологий искусственного интеллекта в повседневную жизнь и выявления социально-психологических предикторов готовности использовать эти технологии проведено исследование среди взрослых россиян (N=293). В ядро представлений о новых угрозах, связанных с развитием искусственного интеллекта, вошли безработица, интеллектуальная и духовная деградация людей, выход ИИ из-под контроля и захват мира машинами,  тотальный контроль и вторжение в частную жизнь, безответственное использование ИИ людьми, а также война, использование ИИ как оружия. Воспринимаемые угрозы ИИ связаны не столько с надежностью и предсказуемостью самой технологии, сколько с ее использованием государством и другими людьми. Это указывает на то, что внедрение ИИ в повседневную жизнь будет обострять внимание граждан к случаям несправедливости и дискриминации. Завышенные ожидания в отношении алгоритмов могут смениться пропастью разочарования, существенно снизив не только доверие к IT-индустрии, но и уровень доверия к социальным институтам в целом. Ожидание негативных последствий развития искусственного интеллекта, согласно результатам линейного регрессионного анализа, обратно связано с аутгрупповым доверием и прямо связано с социальным цинизмом. Наше исследование показывает, что доверие к ИИ вызывает не понятность или ожидаемая польза технологии, а доверие к намерениям ее создателей и пользователей. Поддержка внедрения ИИ для повышения эффективности социальных институтов оказалась связана не с просоциальными и коллективистическими установками, а с ориентацией на личный успех и низкой ценностью безопасности. Это может указывать на потенциальное противоречие в ожиданиях от ИИ со стороны технократических элит и общества, когда автоматизация государственных служб, здравоохранения и образования будет происходить не в интересах большинства, а в интересах меньшинства, наиболее ориентированного на личные достижения.

В ходе двух эмпирических исследований изучены особенности отношения к глобальным рискам среди геймеров с разным  опытом игры в компьютерные игры с апокалиптическим сюжетом (N=503; N=291). Проведен анализ психологических особенностей компьютерных игр, действие которых разворачивается после глобальной катастрофы. Показано, что опыт игры в компьютерные игры обратно связан с тревогой по поводу глобальных рисков и ценностью выживания человечества. Тем не менее, сопоставление выделенных нами типов игровых предпочтений показывает, что геймеры, играющие в постапокалиптические игры, характеризуются более высокой озабоченностью глобальными рисками и социальным пессимизмом. Они более готовы участвовать в предотвращении глобальных рисков, но при этом более склонны верить в то, что глобальную катастрофу можно пережить, если подготовиться к ней заранее. Погружение в игровой постапокалиптический мир облегчает геймерам оценку вероятности глобальных рисков, но затрудняет оценку серьезности их последствий, оставляя надежду на выживание. Геймеры, предпочитающие многопользовательские онлайн-игры, отличаются более высоким оптимизмом в отношении будущего человечества, менее склонны к игнорированию глобальных рисков и менее подвержены страху личной смерти, что может быть связано с их опытом успешного создания альянсов для решения сложных социальных задач.

В четырех городах, в разной степени подверженных глобальным рискам (Москве, Симферополе, Архангельске и Норильске), проведено исследование (N=547) для апробации программы изучения типов отношения к глобальным рискам, личностных детерминант отношения к глобальным рискам и глобальной идентификации. Выделены социально-психологические типы отношения личности к глобальным рискам: «радикальные пессимисты» (17%), «встревоженные традиционалисты» (16%), «активисты» (13%), «игнорирующие» (15%), «пассивные прагматики» (26%), «оптимисты» (13%).

Анализ эмпирических данных с помощью структурного моделирования позволил выделить три группы убеждений, выполняющих разные психологические функции при совладании с информацией о глобальных угрозах. Первая из них выполняет защитную функцию в условиях дефицита социальных ресурсов: убежденность в несправедливости общества, недоверие к социальным институтам, а также убеждение в предопределенности судьбы блокируют участие в коллективных действиях для предотвращения рисков, усиливают апокалиптизм и повышают ориентацию на радикальные решения. Вторая группа убеждений выполняет стабилизирующую функцию, способствует совладанию с тревогой перед глобальными угрозами через повышение приверженности групповым нормам: религиозность, ориентация на уважение к авторитетам, чистоту и святость в моральных оценках усиливают убеждение в необходимости возвращения к традиционным ценностям и более жесткому контролю за гражданами для предотвращения катастрофы. Консервативные убеждения способствуют повышению управляемости и мобилизации общества перед лицом беды, но при этом сдвигают общественное сознание к «ограничительным» мерам, которых может оказаться недостаточно. Так, например, один лишь рестриктивный подход к предотвращению техногенных рисков ослабляет социальное доверие и затрудняет публичный диалог, необходимый для выработки правил использования новых технологий. Наконец, третья группа убеждений выполняет функцию преадаптации к угрозам будущего через повышение толерантности к неопределенности. Относящиеся к этой группе убеждения в способности человека определять свое настоящее и будущее, ориентация на справедливость и заботу о людях, вера в социальную сложность, в наличие множества различных решений в одной и той же ситуации, а также вера в справедливость мира поддерживают ориентацию на прогнозирование и предотвращение глобальных угроз через сотрудничество, помогают не поддаваться соблазну упрощенных, популистских, радикальных решений. 

Итоги проведенных в 2018 г. эмпирических исследований указывают на то, что при информировании о глобальных рисках необходимо рассказывать об опыте успешной кооперации для их предотвращения, поддерживать доверие к социальным институтам и предлагать четкую программу действий, которая укрепляет самоуважение, ориентацию на заботу о других людях и веру в способность влиять на свою судьбу. 

Результаты работы по анализу проблемы апробированы на 5 международных и всероссийских конференциях. Для обсуждения итогов первого этапа исследования в рамках проекта организованы и проведены два семинара по психологии глобальных рисков: семинар «Глобальные риски: психологические и социальные аспекты» (Российский совет по международным делам, Москва, 6 декабря 2018 г. и семинар «Психология глобальных рисков» в рамках Всероссийской юбилейной научной конференции «Проблемы социальной и экономической психологии: итоги и перспективы исследований» (ИП РАН, Москва, 7 декабря 2018 г.).

Результаты проекта в 2019 г.:

На основе результатов экспериментального исследования (N=60) с регистрацией вегетативных показателей и движений глаз выделены различия в психологическом воздействии новостей о глобальных угрозах в социальных сетях на интернет-пользователей с разным отношением к глобальным рискам. Показано, что новости, посвященные глобальным рискам, не изменяют уже сложившихся убеждений в отношении вероятности и способов предотвращения глобальных рисков, однако повышают значимость личной защищенности по отношению к их последствиям. Результаты эксперимента показывают, что недоверие к социальным институтам и убеждение в предопределенности судьбы, а также приверженность традиционным групповым ценностям усиливают подверженность эмоциональному воздействию новостей о глобальных рисках, тогда как вера в способность влиять на свою судьбу, толерантность к неопределенности и ориентация на либеральные моральные основания снижают ее. Анализ осознанных и вегетативых реакций на новостные тексты о разных типах глобальных рисков, указывает на то, что информация о понятных испытуемым экзистенциальных рисках, относительно которых в обществе достигнут консенсус, вызывает наиболее сильные и осознаваемые переживания. Напротив, информация о рисках, последствия которых остаются неопределенными и по-разному оцениваются в обществе, сопровождается неосознаваемыми аффективными реакциями, указывающими на имплицитные процессы переработки значимой для личности информации.

На основе данных кросс-культурного исследования (Россия, N=696; Китай, N=272; Франция, N=177) подтверждена гипотеза о существовании универсальных социально-психологических  предикторов  отношения к глобальным рискам, к которым, на основании результатов исследования, можно отнести силу глобальной идентичности, ориентацию на консервативные моральные ценности и уровень религиозности, а также убеждение в способности влиять на свое будущее. К специфическим, культурно обусловленным предикторам отношения к глобальным рискам можно отнести веру в справедливость мира и ориентацию на либеральные моральные основания. На основе другого кросс-культурного исследования выделены социально-психологические предикторы отношения к ядерной угрозе и оценки допустимости использования оружия массового уничтожения среди студентов двух ядерных держав - Китая (N=100) и России (N=148): уровень фатализма, тревогу по поводу возможного применения ядерного оружия, уровень избегания неопределенности, а также веру в возможность выживания в ядерной войне. На основании полученных данных выдвинуто предположение о нелинейной связи между тревогой по проводу войны и готовностью к радикальным решениям: пока вероятность войны оценивается низко, тревога перед ней снижает оправданность применения ядерного оружия, когда же вероятность оценивается как высокая, тревога начинает усиливать поддержку крайних мер.

На основе популяционного исследования (N=1600, общероссийская репрезентативная выборка) выделены 7 типов отношения россиян к глобальным рискам, которые отражают наиболее распространенные в российском обществе стратегии совладания с информацией о глобальных рисках: стратегии социальной мобилизации («алармистский традиционализм», то есть готовность к действиям, сопряженная с тревогой и повышением приверженности традиционным нормам и ценностям для предотвращения катастрофы, - 13,9% респондентов;  «активный оптимизм» -  готовность к активным совместным действиям по предотвращению глобальных рисков 18,7%), стратегии индивидуальной самозащиты, связанные с низким социальным доверием («прагматичный индивидуализм» - 16,9% и «недоверчивый скептицизм» - 9,7%), стратегии депроблематизации («пассивный оптимизм», то есть вера в то, что ситуация сама разрешится к лучшему - 18,9% респондентов; «безразличие» - 8,5%), стратегии эскапизма («пассивный пессимизм», то есть апокалиптические ожидания, сопряженные с неготовностью что-либо делать для предотвращения глобальных рисков - 13,4%). Предложены рекомендации по информированию общества о глобальных рисках в СМИ с учетом социально-психологических типов отношения личности к глобальным рискам.

Анализ социально-психологических и социально-демографических характеристик различных типов отношения к глобальным рискам показывает, что высокий уровень тревоги по поводу рисков связан с вниманием к сообщениям о них в СМИ, сопровождается консервативными установками и ориентацией на авторитарных лидеров. Тревога по поводу глобальных рисков связана с низким уровнем удовлетворенности своей жизнью и низким материальным благополучием. Выше всего она оказалась не в мегаполисах, а в городах с численностью жителей до 50 тыс. человек и поселках городского типа, где уровень субъективного благополучия особенно низок. Иными словами, глобальные угрозы воспринимаются сквозь призму социальных проблем российского общества, растущей потребности в социальной справедливости. Это создает благодатную почву для использования глобальных рисков в избирательных компаниях и общественно-политических движениях. Поддержка сильных политиков, способных принимать непопулярные решения для предотвращения катастрофы, тем выше, чем меньше респонденты опасаются риска диктатуры, чем больше их беспокоят глобальные риски, и чем больше они встревожены ростом социального неравенства и несправедливости в обществе. Это указывает на то, что в условиях коллапса институционального доверия и роста социального неравенства нагнетание тревоги по поводу глобальных рисков может приводить к росту макиавеллизма, убеждения в том, что ради спасения все средства хороши. Таким образом, наши данные проливают свет на психологические механизмы роста подверженности общества популизму в условиях глобальных рисков.

Проанализированы возможные социально-психологические последствия внедрения новых технологий в повседневную жизнь общества на различных уровнях социально-психологического анализа. На личностном уровне развитие цифровых отношений повышает степень осознания человеком тех межличностных и межгрупповых отношений, которые ранее оставались за рамками его внимания; формируется расширенный образ Я и др. На уровне межличностных отношений новые технологии приводят к сужению границ интимного и публичного, внутреннего и внешнего миров. В малых и больших контактных группах облегчается конструирование групповой идентичности, которая строится на общности отношения к конкретным событиям, на коллективных чувствах и др. На уровне межгрупповых отношений новые технологии делают более доступной информацию о своей и чужой группах, расширяя основания социальной категоризации и межгруппового сравнения. На уровне общества в целом усиливается противоречие между технооптимизмом и социальным пессимизмом. Одним из ключевых критериев для оценки рискогенности новых технологий можно считать степень снижения или повышения способности человека к преадаптации, генерированию нестандартных, сложных решений в условиях глобальных рисков. Сделан вывод о том, что необходимо совмещение ценностно-ориентированного дизайна программ и технических устройств с гуманитарными технологиями поддержки рефлексивности и выбора

На основании эмпирического исследования (N=463) показано, что предикторами проэкологических убеждений молодежи являются тревога по поводу будущего, социальный цинизм, низкое аутгрупповое доверие, слабая ориентация на уважение авторитетов как морального основания. При этом убежденность в ограниченности природных ресурсов и существовании реальной угрозы экологического кризиса значимо выше у представителей поколения Z. Сделан вывод о том, что в условиях низкого социального доверия и переживания несправедливости экологическая проблематика может быть использована политическими предпринимателями как основание для протестной мобилизации молодежи.

Впервые проведено эмпирическое исследование социально-психологических предпосылок отношения личности к экономическим санкциям (N=579). Готовность оправдывать использование санкций для защиты от глобальных рисков, - таких как распространение оружия массового поражения, или действия, усугубляющие климатическую и экологическую ситуацию в мире, - определяется преимущественно глобальной идентификацией и ориентацией на либеральные моральные основания (высокой значимостью заботы о людях и справедливости при низкой значимости уважения к авторитетам). Однако, при восприятии глобальных рисков в качестве угрозы национальным интересам поддержка санкций против других государств определяется консервативными моральными основаниями (лояльность своей группе, чистота и святость) и низким аутгрупповым доверием. Выделены психологические механизмы, влияющие на принятие руководством компании решения о работе с зарубежными партнерами, находящимися под действием санкций. Показано, что сочетание ингруппового доверия и социального цинизма, информированности о санкциях и озабоченности их последствиями снижает готовность руководителей к нарушению санкционных ограничений при взаимодействии с партнерами. Иными словами, чем больше руководители сталкиваются с негативными последствиями экономических санкций, чем меньше они ощущают себя защищенными со стороны социальных институтов, и чем больше они опасаются подвести людей, входящих в ближний круг общения, тем больше они склонны избегать нарушения санкционного режима. Анализ влияния угрозы вторичных санкций на поведение бизнеса показал, что если в отношениях «государство-государство» они малопродуктивны, то в связке «государство-бизнес» они показывают высокую эффективность. Сделано предположение о том, что эффективность зарубежных санкций против бизнеса с психологической точки зрения может объясняться низким институциональным доверием руководителей, не рассчитывающих на поддержку со стороны своего государства.  Для измерения отношения личности к экономическим санкциям как инструменту дипломатического принуждения разработана и апробирована авторская методика «Отношение к экономическим санкциям».

На основе анализа Big Data (60 000 сообщений в социальной сети Twitter) выявлены особенности переживания событий, связанных с глобальными рисками, пользователями социальных сетей. Впервые показано, что природные катастрофы в большей степени, чем социальные, актуализируют групповую идентификацию и соблюдение норм, что проявляется в более частом употреблении местоимения «Мы» и маркеров мотива групповой аффилиации, а также абсолютистской лексики («всегда», «все» и т.п.), лексики долженствования («следует», «должны» и т.п.) и отрицания («никогда» и т.п.). Информация о происходящих природных бедствиях обладает большим потенциалом для сплочения, чем информация о социальных катастрофах, но при этом может в большей степени усиливать поддержку рестриктивных норм, приверженность радикальным решениям, ослабляя сопереживание потерпевшим. Между тем, в условиях климатического кризиса особенно важным становится такое информирование о природных рисках, которое поддерживает межгрупповое доверие, готовность к нестандартным решениям и эмпатию.

На основе эмпирического исследования (N=521) впервые изучена связь между отношением личности к глобальным рискам и отношением к личной смерти. Показано, что характеристики отношения к смерти вносят наибольший вклад в ориентацию на возврат к традиционным религиозным ценностям и контролю за гражданами для предотвращения глобальной катастрофы. Адаптивные характеристики отношения к смерти (нейтральное принятие смерти, страх последствий смерти для личности и для близких) усиливают убеждение в необходимости сотрудничества для предвидения и предотвращения глобальных рисков, а также готовность участвовать в предотвращении катастроф. Дезадаптивные и защитные характеристики отношения к смерти (принятие смерти как бегства, избегание мыслей о смерти, страх забвения после смерти, страх последствий для тела) усиливают апокалиптизм и фаталистическое игнорирование глобальных рисков. Полученные нами данные указывают на то, что напоминание о смерти в новостях по поводу глобальных рисков может сдвигать общественное мнение в сторону консервативных установок, а также способствуют развитию деструктивных для жизнеспособности личности фаталистических установок.

На основании теоретического анализа и двух эмпирических исследований (N=250, N=705) впервые выделены социально-психологические предпосылки формирования чувства ответственности личности не только перед будущими, но и перед прошлыми поколениями людей. Показано, что ответственность перед будущими поколениями связана с социальным доверием и глобальной идентичностью и усиливает преадаптивные установки в отношении глобальных рисков; ответственность перед предшествующими поколениями связана с ориентацией на консервативные ценностные ориентации и по отношению к тревоге перед глобальными рисками выполняет одновременно мобилизующую и стабилизирующую функции: она повышает значимость глобальных рисков, но при этом удерживает от радикальных решений и подкрепляет приверженность традиционным нормам и ценностям для защиты от катастроф и их последствий. Сформулированы концептуальные положения о социально-психологических механизмах, лежащих в основе формирования планетарной этики и ответственности перед будущим (К.-О. Апель, Г. Йонас). Проведенные нами исследования позволяют сделать вывод о том, что психологическими предпосылками ответственности перед будущими поколениями является не «эвристика страха», предложенная Г. Йонасом в качестве основания этики будущего, а социальный оптимизм, глобальная идентификация, значимость заботы о людях и справедливости. 


Результаты проекта в 2019 г. были представлены в пленарных и секционных докладах на конференциях:

1. Пленарный доклад Т.А. Нестика «Отношение личности к глобальным рискам как социально-психологический феномен» на Международной научной конференции «Ананьевские чтения — 2019. Психология обществу, государству, политике» (Санкт-Петербург, 22-25 октября 2019 г.) 

2. Секционный доклад Т.А. Нестика «Ответственность перед будущими поколениями и отношение личности к глобальным рискам» на Всероссийской научной конференции «Методология, теория, история психологии личности», посвященной 95-летию со дня рождения Л.И. Анцыферовой (Москва, ИП РАН, 10 октября 2019 г.) 

3. Секционный доклад Т.А. Нестика «Ответственность перед будущими поколениями и отношение личности к глобальным рискам» на Всероссийской научной конференции «Методология, теория, история психологии личности», посвященной 95-летию со дня рождения Л.И. Анцыферовой (Москва, ИП РАН, 10 октября 2019 г.) 

4. Секционный доклад Т.А. Нестика «Social trust and attitudes toward the introduction of artificial intelligence into everyday life» на симпозиуме «Social capital in the conditions of digital transformation and ethnic diversity of Russian society» на международном конгрессе «XVI European Congress of Psychology» (July 2-5 2019, Moscow, Russia). 

5. Секционный доклад Т.А. Нестика «Dark future and the attitudes toward global risks» на симпозиуме «Exploring various aspects of futurization», на международном конгрессе «XVI European Congress of Psychology» (July 2-5 2019, Moscow, Russia). 

6. Секционный доклад Т.А. Нестика «Social identity, anxiety about future and beliefs as predictors of attitudes toward global risks» на международной конференции «The 7th International Conference on Sustainable Development» (4-5 September 2019, Rome, Italy) 

7. Секционный доклад Т.А. Нестика «Psychological differences in person’s attitudes toward global risks» на международной конференции «ISSID 2019: Conference of the International Society for the Study of Individual Differences» (July 29th – August 2nd 2019, Florence, Italy) 

8. Секционный доклад Т.А. Нестика «Social Trust and Representations About Risks Of The Introduction Of Artificial Intelligence Into Everyday Life» на секции «Sociology of Risk and Uncertainty» международной конференции «The 14th Conference of the European Sociological Association: Europe and Beyond: Boundaries, Barriers and Belonging» (Manchester, United Kingdom, 20 – 23 August 2019. 

9. Пленарный доклад Т.А. Нестика «Отношение к риску: кросс-культурные аспекты» на международной научно-практической конференции «VIII Международная школа по культуре безопасности «Лидерство и управление для обеспечения безопасности» (7 – 11 октября 2019 г., Санкт-Петербург, АНО ДПО «Техническая Академия Росатома»). 

10. Секционный доклад Т.А. Нестика «Коллективный образ будущего в условиях глобальных рисков» на Всероссийской конференции «Большие вызовы и развитие фундаментальной науки в России» (29.11.2019 г. - 01.12.2019 г., Москва-Звенигород). 

11. Секционный доклад Т.А. Нестика «Нравственно-психологические аспекты внедрения систем искусственного интеллекта и роботизации» на Всероссийской научной конференции «Индивидуальное, национальное и глобальное в сознании современного человека: новые идеи, проблемы, научные направления», посвященной 130-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна (21 ноября 2019 г., ИП РАН, Москва). 

12. Пленарный доклад Т.А. Нестика «Глобальные риски и ответственность перед будущими поколениями» на Международной конференции «Человек в глобальном мире: риски и перспективы (XIX Фроловские чтения)» (26 ноября 2019 года, Институт философии РАН, Москва).




Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Коллективная память о событиях отечественной истории


Новая монография Т.П. Емельяновой
(скачать текст, pdf) 

Психология глобальных рисков

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"