Интервью А.В. Махнача "Российской газете" Мать или мачеха. Как не ошибится в отборе усыновителя? (22.05.2013)

Люди в нашей стране к психологии и всему, что с ней связано, относятся по-разному. Кто-то с пониманием, кто-то - с иронией. Некоторые и вовсе неискушенно полагают, что психолог это тот же психиатр. При этом редко кто удержится от того, чтобы не ответить на вопросы какого-нибудь, даже самого дурацкого, "самопального" теста, попавшегося под руку в журнале или в Интернете, - желание разобраться со своим эго присуще большинству.

Но, одно дело, когда выясняешь "кто в доме хозяин", зная, что это всего лишь игра, результаты которой никак на жизни не скажутся. И совсем другое - если от ответов на вопросы теста и психолога зависит, произойдет ли событие, которого многие месяцы, а то и годы, ждет вся твоя семья, включая бабушек-дедушек, дядей-тетей и двоюродных родственников.

Известие о том, что добровольное до сих пор психологическое тестирование кандидатов в усыновители или опекуны в скором времени станет обязательной процедурой, вызвало немало отрицательных эмоций в сообществе приемных родителей ("Сдаю ребенка обратно" - "РГ" № 70 от 02.04 2013 г.). Особенно у тех, кто такой опыт имеет.

Пока законопроект о введении обязательного психологической диагностики кандидатов в замещающие родители проходит путь до депутатов Госдумы, подготовлено несколько пилотных проектов того, как он будет работать. Александр Махнач, старший научный сотрудник Института психологии РАН, кандидат психологических наук и руководитель коллектива разработчиков одного из них, согласился развеять наиболее часто высказываемые сомнения.

На многочисленных форумах приемных родителей тема эта бурно обсуждается. Многие считают, что обязательная психологическая диагностика, включающая тестирование, в принципе, лишнее звено: человек принял решение взять ребенка, подтвердил, что здоров, не привлекался, имеет жилье, заработок, отучился в школе приемных родителей, - этих характеристик вполне достаточно.

Александр Махнач: Если бы этого было достаточно, мы не имели бы таких сумасшедших цифр отмен усыновления и опеки: в 2008 году - 7834 случая, в 2009-м - уже 8474, в 2010-м - 8 213. В 2011 году было 6337 таких судебных решений. Из которых 5400 - из-за отказа от детей самих усыновителей и опекунов. Это значит 5400 человек либо переоценили свои силы и возможности, либо их решение взять ребенка-сироту не было твердым, какой-то червячок сомнения имелся, о котором они, конечно, не стали рассказывать ни в органах опеки, ни в суде при усыновлении. Либо - такое тоже случается - в стремлении взять сироту была какая-то иная мотивация, отличная от простого человеческого желания стать одинокому ребенку нормальными, любящими родителями. По разработанной нами системе психологической диагностики, - где, подчеркну, тестирование лишь одна из ее составляющих, - хороший психолог мог бы в первых двух случаях помочь кандидатам в приемные родители не совершить ошибки, а в третьем - распознать какие-то небескорыстные соображения. И тогда цифра 5400 была бы, по крайней мере, на порядок меньше. Как и цифры того же 2011-го - 900 отмен из-за плохого исполнения родительских обязанностей и 37 - из-за жестокого обращения с приемными детьми. Однако речь надо вести именно о психологической диагностике, которая всегда сложнее и шире обычного тестирования, но сводить все только к тестам нельзя, это не даст желаемого результата - не ошибиться в отборе приемных родителей. Это - система методов, состоящая из дополняющих друг друга блоков. У нас их - четыре.

Я прихожу в опеку и говорю, что хочу усыновить малыша…

Александр Махнач: Вас, еще до учебы в ШПР, направляют на психологическую диагностику. Наша задача на этом первом этапе дать общую оценку вам и вашей мотивации. Для этого используется несколько методов, в частности, глубинное полуструктурированное интервью - два часа собеседования, плюс-минус.

О чем можно говорить с незнакомым человеком два часа?

Александр Махнач: В интервью есть определенные блоки тем, по которым психолог должен вас опросить. У психолога есть заготовка, список некоторых примерных вопросов, которые помогут раскрыть каждую из запланированных для интервью тем и ваше к ней отношение. Например, насилие в семье. Его же никаким тестом по-настоящему не померяешь. Следующий этап - тестирование, нацеленное на диагностику психопатологии и склонности к пагубным привычкам, агрессивности, зависимостям.

То есть, не наркоман ли, алкоголик, жестокий человек?

Александр Махнач: Или - просто психически больной.

Который не стоит на учете ни в каком диспансере?

Александр Махнач: Запросто. И так случается... Затем - третий этап, группа тестов, с помощью которых супруги по отдельности оценивают свою семью, низкий или высокий в ней уровень конфликтности. Первые три - этапы отбора, когда возможен по тем или иным показателям отсев кандидатов, кого мы не можем рекомендовать органам опеки. Четвертый этап - подбора, когда уже определено, что это нормальная семья, у которой нет никаких противопоказаний, чтобы стать замещающей. Здесь три теста, которые позволяют оценить ее ресурсы по десяти параметрам: сплоченность ее членов, характер их общения, кто в семье лидер и т.д. Этот блок, дающий психологу понимание сильных и слабых сторон семьи, очень важен. Потому что дальше тот же психолог, как правило, станет заниматься с этими кандидатами в ШПР, а затем и сопровождать эту замещающую семью. Так работают в Америке, в Англии - везде. Это обязательное триединство: помощь в создании приемной семьи через ее оценку, обучение и последующее сопровождение.

Противники нововведения сетуют: правительство сейчас делает все, чтобы ускорить, облегчить процесс устройства сирот в семью, а эта процедура наоборот его затянет и усложнит. Сколько времени требует все ваше психологическое диагностирование?

Александр Махнач: Это проверено на практике психологами, которые приезжали в Москву в конце прошлого года и неделю обучались работе с нашей программой. Они "разбивают" этапы на два прихода кандидата. Как правило, интервью и один-другой тест проводятся в один приход и все остальные во второй. То есть два рабочих дня кандидатов. Мне кажется, благополучие и безопасность детей того стоят... - Участники форума приемных родителей известного родительского сайта 7Я.ру, согласившиеся добровольно пройти тестирование, кто со смехом, кто с возмущением вспоминают о "бесцеремонных", "непонятных" и "просто дурацких" вопросах тестов. "Про мужчин там те еще вопросики были, - что мужчина должен быть дома тираном, и как хорошо, когда можно припугнуть папой, - делится Елена. 

Может надо было ответить, что место женщины дома у кастрюль, а мужчина должен приходить домой, чтобы наорать на детей и построить жену, если ему ужин не понравился?". А Мария пишет: "Понятно, что общее медицинское освидетельствование я пройти должна. А вот мои представления о счастье никого не касаются".

Александр Махнач: Когда создается любой тест, в него закладывается идея получения достоверной информации о человеке с разных, иногда неожиданных сторон посредством оценки им своего отношения к тем или иным жизненным ситуациям. Его ответы дают возможность психологу получить информацию о той или иной характеристике человека, его отношении к чему-либо. Поэтому вопросы бывают немного неожиданные, странные, и часто это делается специально.

А разве нельзя о том предупредить людей заранее?

Александр Махнач: Нет, инструкция к тесту, как правило, имеет общую форму: читайте вопрос и старайтесь ответить искренне. Иногда вопросы, с помощью которых оценивается искренность отвечающего - кажутся странными. И если человек говорит "Не буду дальше отвечать, что за идиотские вопросы вы задаете?", - мы можем сказать - пропустите этот вопрос. Но следующий вопрос, на то же работающий, нам покажет, что он "споткнулся" не на лексической форме "неудобного" вопроса, а на теме.

Странность вопросов в тестах часто пытаются объяснить тем, что все тесты зарубежные, переводные, в абсолютном большинстве "американцы по рождению", и не адаптированы к российской ментальности, нашим людям. "Нельзя тестировать по методикам, надежность и валидность (способность теста служить поставленной цели измерения - Ред.) которых не подтверждена в РФ", - пишет участница обсуждения Ирина из Самары.

Александр Махнач: У нас большинство тестов американские, это так. Ни один тест, - и это норма психометрики, есть такая отрасль в психологии, отвечающая за теорию и методику психологических измерений, - ни один тест, хороший, нормальный, тот, который начинают использовать профессионально, не переводится буквально и не начинает использоваться тут же. Например, тест MMPI, большой, на 550 вопросов, клинический тест на выявление психопатологии создан в 40-х годах, и с тех пор психологи в каждой стране проводят его валидизацию, кросс-культурную адаптацию теста, работают над ним и другими известными тестами постоянно.

Он разработан в Америке, а валидизацию проходит в России?

Александр Махнач: В России, в Германии, в Испании, в Африке, в каждой стране. Тестология - это прикладная наука, пришедшая к нам с Запада. Я знаю очень мало по-настоящему отечественных тестов. Любой покорябай, - под "нашей" оболочкой лежит американский тест.

А можно ли сделать систему тестов свою, национальную?

Александр Махнач: Даже один серьезный, валидный тест - создать сложно. А систему, или как психологи говорят - батарею тестов для целей диагностики - в нашем случае кандидатов в замещающие родители - это серьезная научная задача, на которую большой институт должен работать. С утра до вечера. Много лет.

Источник

Примите участие в исследовании

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Приглашаем принять участие в исследовании жизнеспособности человека

Семинар Института психологии РАН

Новая монография


В.П. Позняков  Т.С. Вавакина
Психология делового партнерства