И.Г. Скотникова, П.И. Егорова, Ю.Л. Дубинская, Л.С. Жиганов ОПРОС О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ ПЕРЕЖИВАНИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ ПРИ ПАНДЕМИИ COVID-19

ОПРОС О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ ПЕРЕЖИВАНИЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ ПРИ ПАНДЕМИИ COVID-19

 

И.Г. Скотникова, П.И. Егорова, Ю.Л. Дубинская, Л.С. Жиганов


Уточнение. В статье  собственные значения 1,45 и 2.02 даны для 4-го фактора и 3-го факторов, соответственно. 

Работа выполнена в рамках Госзадания по теме № 0159-2020-0009.


Введение

Период пандемии COVID-19 сопряжен с постоянными ситуациями неопределенности. Люди по всему миру сейчас не имеют точного представления о том, что будет происходить в их жизни в ближайшее время. Ситуация усугубляется за счет дефицита достоверной информации о болезни, способах лечения и профилактики, жертвах, возможностях медицины, в то время как в СМИ и социальных сетях транслируется огромное количество различных, не всегда вызывающих доверие сведений. В результате у многих возникает страх, растерянность, угнетает неопределенность в возможности продолжать работать. По данным д.п.н. А.П. Ситникова, 30% населения России сейчас переживает ПТСР, что втрое выше обычного уровня до эпидемии. Но еще более важна отмеченная к.п.н. В.А. Агарковым 20.04.2020 на совещании в ИПРАН по психологическим последствиям эпидемии реальная угроза учащения суицидальных расстройств и преступности мигрантов в связи с ростом безработицы. Кроме того, в условиях самоизоляции растут алкоголизм и частота разводов, о чем постоянно сообщают СМИ.

Каждому человеку приходится постоянно принимать непривычные решения по организации своей жизни в условиях пандемии. Поэтому мы проводим исследование с целью изучить переживание людьми сложившейся ситуации неопределенности, принятие ими решений и саморегуляцию в период пандемии; выяснить, как индивидуально-психологические особенности личности влияют на принятие решений в этих условиях. Важно выявить степень дискомфорта, которую испытывает человек, находясь в неоднозначной ситуации, определить, насколько сильно он боится неизвестности и какими способами будет формировать для себя максимально возможную ясность происходящего. Определение стиля саморегуляции позволит сделать вывод об осознанности и самостоятельности личности, ее умении гибко подстраиваться под изменяющиеся обстоятельства. Необходимо принимать во внимание эмоциональный компонент: как в период стрессовой ситуации меняется способность людей понимать и контролировать свои чувства и чувства окружающих. и управлять ими. По сообщениям СМИ выросло количество разводов, поэтому важно сейчас оценить контроль экспрессий и другие характеристики эмоционального интеллекта. От умения анализировать поведение и чувства других людей зависит успешность межличностных контактов.

Поведение человека в период пандемии во многом определяется его способностью брать на себя ответственность за принимаемые решения. Часто в неоднозначных ситуациях происходит перекладывание ответственности на другого человека, избегание и откладывание самостоятельного решения или неоправданное метание между различными вариантами, которое основано не на интеллектуальном, а на эмоциональном поиске решения. Вместе с тем существенное влияние на поведение человека оказывает его уверенность в эффективности собственных действий.

В условиях неопределенности человеку свойственно переживать разные степени состояний уверенности-сомнения. Ранее в экспериментальных исследованиях была установлена взаимосвязь между правильностью принимаемого решения и уверенностью в нем (см. Bjorkman et al., 1993; цит. по: Скотникова, 2008). Был сделан вывод о том, что уверенные решения чаще оказываются правильными. Вместе с тем соотношения между уверенностью и правильностью неоднозначны. Выбор адекватных стратегий и критериев принятия решения наблюдается при сочетании высокой личностной и низкой ситуативной уверенности. Часто встречается несоответствие между уверенностью в правильности решения и его реальной правильностью: недостаточная либо чрезмерная уверенность (см. Скотникова, 2008). В ситуации же повышенной неопределенности, характерной для нынешней пандемии, неуверенность людей в своих действиях нарастает. С усилением неопределенности ожидаемо повышается уровень тревожности. В условиях самоизоляции повышенная тревожность оказывает деструктивное влияние на психическое здоровье человека, приводя его в состояние стресса. В некоторых случаях беспокойство может перейти в депрессию, тревожные расстройства или спровоцировать появление суицидальных мыслей. Подобные психические состояния осложняют принятие адекватных решений, что чревато усугублением ситуации, которое еще более ухудшает психическое состояние. Исходя из этого, формулируется важная задача - определение уровня тревожности населения и оказание ему своевременной психологической помощи.

В ряде уже проведенных исследований, направленных на выявление психологических последствий COVID-19, отмечается умеренное либо интенсивное влияние неопределенности на психическое состояние человека. В частности, Ванг с коллегами отмечают, что 16,5% опрошенных сообщили об умеренных и тяжелых симптомах депрессии, 28,8% - о средней и высокий степени тревоги, 8,1% - об умеренном или высоком стрессе Разрабатывается модель понимания и управления дистрессом неопределённости в контексте пандемии коронавируса (в отличие от тревоги, стресса или беспокойства). Вместе с тем авторы указывают, что исследование канадских добровольцев в связи с пандемией H1N1 (свиной грипп) 2009 года показало, что люди, склонные к определенности, к предсказуемости ситуации с большей вероятностью воспринимают пандемию как угрожающую и сообщают о повышении уровня тревоги. Соответственно при оценке уровня тревоги важно учитывать отношение человека к неопределенности и его поведение при столкновении с ней (Wang, Pan, Wan Freeston,et al., 2020, цит. по: Харламенкова и др., 2020). При этом избыток информации, как и ее недостаток, порождает неопределенность и вызывает негативные реакции - тревогу, депрессию, обсессивно-компульсивное расстройство (Kumar, Somani, 2020, цит. по Харламенкова и др., 2020).

Методика нашего опроса

Перечисленные факторы, которые сопутствуют переживанию человеком ситуации неопределенности, необходимо учитывать для преодоления негативных психологических последствий пандемии COVID-19. Научной группой Института психологии РАН совместно с Высшей школой междисциплинарных исследований и развития личности был проведен онлайн-опрос населения в связи с пандемией COVID-19. В исследовании приняли участие 54 человека в возрасте от 22 до 63 лет из России, Украины, Беларуси, Германии, Швейцарии, Италии, Словении, Турции, Израиля, Кипра, в большинстве психологи и студентыпсихологических факультетов, а также просто интересующиеся психологией. Они проходили трехдневный психотерапевтический марафон, задачи которого - стабилизация эмоционального состояния в изоляции и в связи с вирусом, обучение основным техникам самопомощи, поиск оптимальных в данный период сфер жизни, постановка целей на этот период. Специфика выборки заключалась в том, что у психологов те же проблемы, что и у других людей, но более осознанные, и они чаще обращаются за помощью. В силу такой специфики выборки, а также ее ограниченного объема, это исследование можно рассматривать как пилотажное для последующего опроса на расширенной выборке.

Участники прошли тестирование по 8 опросникам, включавшим 24 шкалы:

1 Шкала толерантности к неопределенности Е.Г. Луковицкой,

2 Опросник «Стиль саморегуляции поведения» В.И. Моросановой,

3 Русскоязычная версия шкалы общей самоэффективности Р. Шварцера, М. Ерусалема, в адаптации В. Ромека,

4 Опросник тревожности Д. Спилбергера,

5 Опросник эмоционального интеллекта Д.В. Люсина,

6 Мельбурнский опросник принятия решения,

7 Шкала уверенности в себе из опросника по оценке социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда,

8 Опросник САН.

Результаты и обсуждение

По шкале толерантности к неопределенности среднее значение по выборке: 1,52 - оказалось на среднем уровне, по нормам опросника (σ = 10,45). Нейтральное отношение к неопределенности выявлено у большей части опрошенных: у 83%, с незначительным размахом вариации: 25 единиц, причем число отклонений в стороны дискомфорта при неопределенности и принятия ее практически одинаково. У остальных 17% опрошенных обнаружен значительный размах вариации: 28-74 единиц. В целом, отношение участников опроса к неопределенности можно назвать нейтральным, вызывающим ощущение дискомфорта и напряжения в редких случаях.Принятие же всей сложности и неоднозначности ситуации также встречается относительно редко.

По опроснику саморегуляции поведения, получены высокие, по нормам опросника, среднегрупповые показатели по шести шкалам из семи: Общему уровню саморегуляции (44,13),Планированию (7,9), Программированию (8,6), Моделированию (10,6), Оценке результатов (10,1), Самостоятельности (8,2). Это свидетельствует о способности большей части выборки самостоятельно планировать и корректировать поведение, достигать своих целей. Однако в 41% анкет наиболее низкие результаты в данной выборке получены по шкале «Гибкость»: среднегрупповое значение составило 5,76 (однако оно соответствует среднему уровню, по нормам опросника), σ=4.42.Это подчеркивает тот факт, что людям при организации своей деятельности труднее всего бывает подстроиться под неожиданные изменения обстоятельств. Полученные данные особенно значимы в условиях пандемии, когда большая часть событий в жизни человека происходит неожиданно. Быстрое и резкое изменение эпидемиологической ситуации и следующие за ним ограничительные меры, по всей видимости, являются наиболее стрессогенным фактором для населения.

Эффективность своих действий, по шкале общей самоэффективности, как среднюю, 25-29 баллов, и выше, до 40 баллов, оценивают 87% опрошенных. Стоит отметить, что свои действия как наименее эффективные оценивают люди, которые не имеют в данный момент работы, либо их работа стала существенно менее удобной и продуктивной в связи с переходом к дистанционной системе. Особенно сильно эта проблема касается тех, чьи профессии относятся к категории «человек-человек».

По опроснику Д. Спилбергера было установлено, что 48% людей, принявших участие в анкетировании, имеют высокий уровень тревожности, 4559 баллов, из которых 31% - крайне высокий уровень, более 60 баллов. Среднегрупповое значение для лиц с крайне высоким уровнем тревожности составило 65,5 балла с размахом вариации в 15 единиц. Как ни странно, эти показатели выявлены у людей моложе 40 лет.

В любой ситуации, особенно опасной, человеку необходимо уметь понимать свои эмоции и эмоции других людей, уметь сдерживать эмоции и управлять ими. Для анализа этих характеристик использован опросник эмоционального интеллекта. Результаты, полученные по 9 из 10 частных шкалам этого опросника оказались на среднем уровне, по нормам опросника, а по одной шкале (ВП: Понимание своих эмоций) высокие: среднегрупповое значение составило 22,06, σ=6,89. Эти показатели свидетельствуют о том, что подавляющее большинство респондентов не имеет трудностей в управлении своими эмоциями, их корректном выражении, в понимании своих и чужих эмоций. В эпидемической ситуации особенно важно понимать, что чувствует другой человек, управлять своими эмоциями, выражать их без последствий для окружающих и конфликтов с ними. Ведь жесткое подавление и накапливание чувств могут привести к стрессу и значительным проблемам как для самого человека, так и для его близких.

Мельбурнский опросник принятия решения направлен на определение профиля индивидуальной регуляции принятия решения (ПР) в условиях неопределенности, где главной характеристикой является бдительность. Она позволяет принимать рациональные решения, выбирая для этого корректные стратегии в зависимости от условий. Отклонением является сверхбдительность, которая выражается в неоправданном метании между альтернативами, причем это метание не включает интеллектуальный, аналитический поиск решения. Сверхбдительность как преобладающая стратегия была отмечена в 7% анкет. Остальные результаты были поделены на 2 группы в соответствии с выявленными профилями индивидуальной регуляции ПР: в первой преобладали показатели бдительности – 76%, во второй показатели избегания и прокрастинации – 17%. Следовательно, более ¾ опрошенных способны самостоятельно уточнять цели и задачи, искать оптимальные решения, принимать на себя ответственность и четко корректировать стратегии ПР при изменении ситуации. Однако ¼ испытуемых предпочитает откладывать принятие решений или совсем избегать их, стремится перекладывать ответственность на кого-либо другого или использует неадекватные стратегии для принятия решения (сверхбдительность).

По шкале уверенности в себе из опросника по оценке социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда, 100% испытуемых вошли в категорию уверенных в себе (среднее по группе = 66,09; σ = 8,32). Поскольку 77,8% выборки представлено российскими респондентами, этот результат перекликается с данными о том, что российские испытуемые оценивают свою уверенность в сенсорных решениях на уровне 80-90% (Скотникова, 2008). Вместе с тем установлено, что уверенность в себе связана с уверенностью в сенсорных впечатлениях не непосредственно, а через способность к обучению (Головина, Скотникова, 2010).

По среднегрупповым оценкам опросника САН установлено, что у 56% участников опроса оценки по каждой из трех шкал выше 4, что свидетельствует о благоприятном общем состоянии, тем не менее, у 44% опрошенных оценки ниже 4. При анализе соотношения оценок между тремя шкалами опросника у 57% респондентов значительно более низкие оценки активности, среднее групповое значение 3,48 (ниже среднего по Москве, по нормам опросника), σ = 1,03, по сравнению с самочувствием и настроением, где средние значения 4,66, σ = 1,23 и 4,90, σ = 1,17,соответственно (оба значения близки к средним по Москве, по нормам опросника). Вероятно, это связано с мерами по предотвращению распространения инфекции, которые значительно ограничивают активность населения. Тот же процент респондентов (57%) имеет самую высокую оценку по настроению: в среднем по группе 5,5 (это средний уровень по Москве, согласно нормам опросника).

Проведен факторный анализ оценок респондентов (см. Гусев, Уточкин, 2011). Как указано в разделе «Методика», в силу ограниченного объема выборки (54 респондента) и большом числе шкал (24), проведенный опрос можно рассматривать как пилотажный для последующего опроса на расширенной выборке. То же относится к факторному анализу. Практика проведения факторного анализа показывает, что при больших объемах выборок часто получаются низкие коэффициенты корреляций (20-30%) в силу типичной неоднородности таких выборок, которую трудно избежать. Однородность выборок более достижима при их меньших объемах, что повышает коэффициенты корреляций. Именно такова однородность большей части нашей выборки, и потому результаты факторного анализа можно полагать информативными.

Выполнена факторизация корреляционной матрицы по методу «максимального правдоподобия» и вращение с целью разделения на максимально независимые факторы по «оптимизированному варимаксу». В результате сравнения трех- четырех- и пятифакторной моделей оптимальной оказалась четырехфакторная, т.к. в нее вошли 14 шкал из 24, общее по всем шкалам собственное значение составило 1,45, что больше единицы, а доляобъясняемой дисперсии составила 68%, что близко к требуемой границе в 70%. В отличие от этого, для трехфакторной модели собственное значение составило 2,02, что больше единицы, а доля объясняемой дисперсии — 63%, что заметно ниже требуемой границы в 70%. В пятифакторную модель вошли 18 шкал из 24, ее объяснительные возможности оказались низкими. При этом 13 из 14 шкал, вошедших в четырехфакторную модель, одновременно вошли и в пятифакторную, а одна шкала принадлежит лишь к четырехфакторной модели (ВЭ: «Контроль экспрессии»).

Таким образом, выделены четыре независимых фактора. Укажем те переменные, которые одновременно вошли и в четырехфакторную, и в пятифакторную модели. В первый фактор вошли 5 из 10 показателей эмоционального интеллекта: МП: «Понимание чужих эмоций», МУ: «Управление чужими эмоциями», МЭИ: «Понимание чужих эмоций + Управление чужими эмоциями», ПЭ: «Понимание чужих эмоций + Понимание своих эмоций», ОЭИ: «Общий эмоциональный интеллект». Первый фактор можно назвать эмоциональным интеллектом. Во второй фактор вошли показатели по первым двум шкалам опросника Моросановой: Общий уровень саморегуляции и Планирование, а также показатель бдительности, по опроснику принятия решения. Второй фактор можно назвать саморегуляцией и бдительностью. В третий фактор вошли показатели два из трех показателей опросника САН: самочувствие и настроение. Третий факторможно назвать самочувствием и настроением. В четвертый фактор вошли три показателя: Моделирование, по опроснику саморегуляции; ВЭ: Контроль экспрессии, по опроснику эмоционального интеллекта, и сверхбдительность, по опроснику принятия решения. Если первые три фактора оказались достаточно однородными, то четвертый фактор труднее характеризовать однозначно. Четвертыйфактор можно определить как рефлексию и контроль, в соответствии с психологическим содержанием вошедших в него трех шкал.

Можно задать вопрос: зачем оценивать индивидуально-личностные и стилевые свойства при эпидемии? Ведь опросники для их диагностики авторы проверяют на надежность при разработке, и в результате полагают, что такие свойства устойчивы. Однако обычно проверяется стабильность данных опросников во времени, но не при изменении значимых условий жизни респондентов. Но именно такие изменения произошли при нынешней пандемии и карантине. Поэтому мы полагаем информативной оценку сейчас указанных свойств. Ведь ядро личности, проявляющееся в частности, в ее свойствах, это ценностные-смысловые-мотивационные факторы. А при довольно экстремальных событиях эпидемии, иерархия этих факторов, и далее проявление соответствующих личностных свойств могут в какой-то степени измениться. Кроме того, известна проблема устойчивости-мобильности ряда стилевых образований психики (например, когнитивных стилей, см.: Скотникова, 2008; Холодная, 2004). По аналогии нельзя исключить подобную проблему для стилей саморегуляции поведения. Поэтому наши данные о пониженной гибкости саморегуляции у 41% респондентов (что представляется маловероятным следствием особенности выборки, поскольку она состояла преимущественно из психологов, у которых ожидаются хорошие характеристики саморегуляции), полезно было бы проверить по тому же опроснику у тех же лиц в спокойных условиях после эпидемии.

 

Выводы

По результатам опроса, примерно у половины респондентов получены низкие показатели «Гибкости» саморегуляции, а также активности и высокие показатели тревожности, что вполне объяснимо ситуацией эпидемии и самоизоляции. Факторный анализ оценок респондентов по 24 шкалам 8 опросников позволил выделить четыре независимыхфактора: эмоциональный интеллект, саморегуляцию и бдительность, самочувствие и настроение, рефлексию и контроль.

 

Рекомендации

По результатам опроса, полученным у большинства его участников, можно дать следующие рекомендации.

Населению.

Получены низкие показатели «Гибкости» по опроснику на саморегуляцию поведения. В условиях пандемии многие события происходят неожиданно, быстро и резко меняется ситуация и последующие ограничительные меры. Это вызывает у людей стресс, и в результате им трудно подстроиться под изменения обстоятельств для организации своей жизни и деятельности. Однако такая подстройка необходима при пандемии, поэтому людям следует обратить на это внимание и стараться быть готовыми к срочному реагированию на появление новых условий. Мы предлагаем упражнение на тренировку способности быстро и точно переключать внимание.

Как мы и ожидали, обнаружены высокие и крайне высокие показатели тревожности. Конечно, разумный уровень страха перед вирусом полезен, т.к. может препятствовать недопустимой беспечности и пренебрежению правилами самоизоляции и дезинфекции. Однако нельзя поддаваться панике, которая разрушает здоровье человека и дезорганизует его жизнь и деятельность. Поэтому людям, которые постоянно чувствуют тревогу и страх, следует применять упражнения для самоуспокоения и восстановления душевного равновесия: хотя бы самые простые известные приемы: при сильном волнении медленно считать до 15-30 или сделать 7-15 циклов глубокого дыхания. Если артериальное давление повышено, то вдох делать коротким и  резким, а выдох длинным и потом паузу в 10-15 секунд. А если артериальное давление понижено, то наоборот: вдох делать длинным, а выдох коротким и потом паузу в 10-15 секунд.

Установлен низкий уровень активности большинства участников опроса. Это понятно, т.к. у многих сейчас нет работы. Однако для поддержания психического здоровья обязательно нужно находить себе полезные дела дома – их может быть много разных, которые раньше откладывались из-за нехватки времени: занятия с детьми, гимнастика, мелкий ремонт одежды и бытовых предметов, шитье, вязание и вышивание, рисование, занятие музыкой и иностранными языками, освоение новых компьютерных программ, необходимые при эпидемии частая уборка квартиры и дезинфекция покупок, чтение давно отложенных книг. Важно, чтобы такие дела заканчивались получением полезных результатов – это будет очень заметно улучшать настроение и самочувствие человека.

Очень помогает ведение дневника по наблюдению за своим состоянием в период эпидемии с учетом наших рекомендаций – это поможет преодолеть обнаруженные нами и другие психологические проблемы, улучшить отношения с близкими и без потерь для здоровья пережить это тяжелое время.

Организациям

Свои действия как наименее эффективные оценили люди, которые не имеют в данный момент работы, либо их работа стала существенно менее удобной и продуктивной в связи с переходом к дистанционной системе. Особенно сильно это касается тех, чьи профессии относятся к категории «человек-человек». Поэтому организациям, сотрудники которых работают удаленно, целесообразно хотя бы раз в неделю проводить интернет-совещания по текущим вопросам. Опыт ИПРАН показал, что такие совещания помогают сотрудникам по-прежнему ощущать себя в коллективе, в совместной работе и общении, пусть виртуальном, но приближенном к живому. Все это активирует человека, поднимает эмоциональный тонус, отвлекает от депрессивных мыслей и состояний.

Конечно, для снятия неадекватно высокого уровня тревожности, вызванного негативными социально-экономическими последствиями эпидемии и дезорганизующегожизнь и деятельность немалой части населения, главное, чтобы власти понимали угрозу таких последствий для психического здоровья жителей России и предпринимали срочные меры для преодоления угрозы безработицы, повышения цен, снижения жизненного уровня. Хотелось бы, чтобы власти прислушались к голосу психологов. А мы, чтобы помочь людям справиться с хроническими страхами, можем им, пожалуй, только подсказать доступные приемы саморегуляции, в частности, приведенные выше упражнения для восстановления душевного равновесия.

Литература

Головина Е.В., Скотникова И.Г. Когнитивно-стилевая структура уверенности // Психологический журнал. 2010. Т. 31. №4. С. 69–82.

Гусев А.Н., Уточкин И.С. Психологические измерения. Теория, методы. М.: АСПЕНТ ПРЕСС, 2011.

Скотникова И.Г. Проблемы субъектной психофизики. М.: Изд-во Институт психологии РАН, 2008.

Скотникова И.Г., Егорова П.И., Огаркова (Дубинская) Ю.Л., Жиганов Л.С. Психологические особенности переживания неопределенности при эпидемии covid-19 // Социальная и экономическая психология. 2020. Том 5. №2 (18; в печати).

Харламенкова Н.Е., Быховец Ю.В., Дан М.В., Никитина Д.А. Переживание неопределенности, беспокойства, тревоги в условиях COVID-19.  http://ipras.ru/cntnt/rus/institut_p/covid-19/kommentarii-eksp/har-1.html

Холодная М.А. Когнитивные стили. О природе индивидуального ума. 1-ое изд. М.: Per Se, 2002. 2-ое изд. СПб: Питер, 2004.

Авторы выражают благодарность В.М. Шендяпину, Н.Г. Артемцевой и Д.Л. Петрович за помощь в обработке данных опроса.

Полная версия исследования с подробным обсуждением результатов будет опубликована в журнале «Социальная и экономическая психология»: Скотникова И.Г., Егорова П.И., Огаркова (Дубинская) Ю.Л., Жиганов Л.С. Психологические особенности переживания неопределенности при эпидемии covid-19 // Социальная и экономическая психология. 2020. Том 5. №2 (18; в печати).


Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Примите участие в исследовании:




Моя экономическая жизнь в условиях пандемии COVID-19" 
и поделитесь ссылкой на него с другими!
Ситуация пандемии COVID-19 - уникальна, требует изучения и осознания. Сроки для этого сжаты 

Коллективная память о событиях отечественной истории


Новая монография Т.П. Емельяновой
(скачать текст, pdf) 

Психология глобальных рисков

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"