ТОМ 6 № 2 1985

ПСИХОЛОГИ МИРА ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ЯДЕРНОЙ ВОИНЫ*

Шорохова Е. В.

Ежегодно 9 мая вся наша страна минутой молчания чтит память советских людей, погибших во вторую мировую войну. В этот день, склоняя голову перед памятью убитого на войне моего отца и погибших в ней близких родственников, отдавая дань памяти каждого из них лишь по одной минуте, я должна молчать 17 минут. А весь наш народ, посвящая по минуте молчания каждому из 20 млн. невернувшихся с войны, остался бы в безмолвии 38 лет. Но так долго молчать нельзя! Лишь одну минуту на всех ...

Новые претенденты на мировое господство ставят человечество на грань атомной катастрофы. Это чувствуют все, потому что это угроза общая. Еще острее это осознают ученые, глубже и ярче представляющие возможные последствия термоядерной войны. Мир, пока не поздно, надо сохранить и упрочить объединенными усилиями всех людей доброй воли, осознавших свою ответственность за судьбы человечества. В нарастающем движении общественности за предотвращение атомной войны особая роль принадлежит психологической науке. Перед нами, психологами, стоит ряд общечеловеческих, общенаучных и специфических задач.

Первое. Как граждане земли мы должны понять, что у человечества нет другого выбора, кроме мира и мирного сосуществования. Как граждане земли мы должны объединиться против нашего главного врага -агрессивной политики империализма, главного источника военной опасности. У людей на земле много неотложных общих дел, это борьба с нищетой, голодом и болезнями, которые имеют место на большей  части планеты.

Как ученые мы должны положить свои знания на ту чашу весов, которая единственно достойна человечества. Речь идет о том, чтобы искать аргументы в пользу мира, против аргументов в пользу войны.

Второе. Важнейшая специальная задача психологов заключается в том, чтобы, используя свои знания и опыт, помочь всем людям осознать как масштабы опасности, грозящей миру, так и ее реальность, осознать последствия атомной войны. Она грозит уничтожением жизни на земле. Специалисты подсчитали, что современные запасы ядерного оружия по своей совокупной взрывной силе равны 1 млн. 350 тыс. бомб, разрушивших Хиросиму. Этим количеством ядерного запаса можно 15 раз уничтожить все живое на земле.

В последний год независимо друг от друга разными методами советские и американские ученые (Г. Александров, Г. Стенчиков, Г. Голицын, А. Гинзбург, К. Саган, С. Шнайдер и др.) произвели расчеты опаснейших глобальных климатических и биологических последствий ядерной войны. Эти расчеты рушат все сделанные до сих пор прогнозы. Ученые (Н. Бочков) считают, что рассчитывать на возможность приспособления человека к такой экологии было бы наивно. Произойдут глобальные изменения климата. Наступят «ядерная ночь» И «ядерная зима».

 

---------------

* Статья подготовлена на основe доклада, сделанного на XXIII Международном психологическом конгрессе, который состоялся в Мексике (Акапулько, 2-7 сентября ~984 г.) «Задачи психологии в борьбе за мир, против ядерной войны».

 

 


 

 

Атомное оружие - в руках империализма это оружие уничтожения жизни. Хочется напомнить получивший известность в мире постулат профессора Корнельского университета К. Сагана: «Если даже какая-либо ядерная держава детально спланирует и осуществит первый ядерный удар, уничтожающий все технические возможности для нанесения противником ответного удара, то и в этом случае она фактически совершит самоубийство». Советский Союз в одностороннем порядке принял обязательство не применять ядерного оружия первым. Представители же империалистических кругов США сформулировали доктрину применения ядерного оружия первыми.

Последствия атомной войны не могут быть локальными. Они глобальны. «Расчеты показывают, - говорится в Итоговом документе, принятом на международной конференции в Ватикане 24 января 1984 г., что пыль и дым распространятся на тропики и большую часть южного полушария. Таким образом, даже невоюющие страны, включая находящиеся вдалеке от района конфликта, будут испытывать его губительное воздействие. Индия, Бразилия, Нигерия, Индонезия могут быть разрушены в результате ядерной войны несмотря на то, что на их территории не разорвется ни одна боеголовка».

Последствия войны катастрофичны для высшей ценности на земле – человеческой жизни. Подготовка к войне пагубна для социального прогресса, для существования и благополучия всех народов, для физиче­ского и психического здоровья людей.

Неисчислимы психологические последствия атомной войны. Если ко­му-то каким-то чудом удастся спастись, то он столкнется с совсем новой средой, с изменившимся, враждебным ему миром. Рухнет цивилизация, изменится экология, все окружающее будет пронизано радиацией; остав­шиеся животные, если они тоже каким-то чудом останутся в живых, будут искать пищу, воду, убежище; и человека ждет эта борьба за жизнь. Но стоит ли жить и бороться за выживание в этом ужасе? Живые поза­видуют мертвым. В условиях «атомной зимы», «атомной ночи» помутится рассудок человека. Хорошо по этому поводу сказала академик Н. Бехтерева: «Человеческий мозг не выдержит всего этого, он перестанет служить человеку так, как он служит ему сейчас».

Между тем многие еще наивно полагают, что если война и будет, то она их не коснется. Психологи должны убедительно показать ошибочность таких взглядов.

Есть и такие, которые не позволяют себе видеть реальность опасности. Срабатывают защитные психологические механизмы. Такая «защита» иллюзорна.

К ложным представлениям относится также идея о том, что в ядерной войне выигрывает тот, кто первым развяжет войну. Эти представления опасны для дела мира.

Но положение не безнадежно. Выход из него - в борьбе за мир всех людей.

Третье. Важная теоретическая задача научной психологии состоит в обосновании того, что война несвойственна природе человека, она не имеет ни биологических, ни психофизиологических предпосылок.

Основой научного понимания человека является марксистская концепция о естественной природе и общественной сущности человека. Марксистская философия, на которую опирается научная психология, признает значение природных предпосылок и оснований для человеческого существования и вместе с тем раскрывает специфическую природу исторической действительности, несводимость законов и принципов ее существования к законам природного бытия. Социальные функции человека детерминированы его классовой принадлежностью, профессией, должностью и т. д., В конечном счете социальной структурой общества, структурой разделения труда, экономических и политических институтов, структурой общественного сознания. Анализируя социальные (прежде всего экономические) отношения людей, классики марксизма часто обращались к этой категории, подчеркивая, что «эти определенные общественные роли вытекают отнюдь не из человеческой индивидуальности вообще». Они детерминированы самой объективной структурой социальных отношений. Итоговой марксистской характеристикой личности является положение о том, что сущность личности есть совокупность общественных отношений.

Марксистская концепция человека развивается советскими учеными.

В этом отношении показательны работы С. Рубинштейна, А. Леонтьева, Б. Ломова, К. Абульхановой и др.

Исследования по проблемам человека, история развития человеческого общества показывают, что война – явление социальное и причинами войн не являются врожденные психофизиологические свойства человека. Между тем фабриканты смерти охотно способствуют распространению концепции человека как агрессивного, злобного и драчливого животного, животного, как существа, погрязшего в эгоизме и опутанного низменными побуждениями. Некоторые психологические концепции (например, этноцентризм, фрейдизм) прямо или косвенно обосновывают неизбежность враждебности между людьми. Иные делают это от имени психологии, не будучи психологами (К. У. Лоренц, например). С этим должны бороться в первую очередь психологи.

Научные психологические доказательства того, что в биологии человека нет ничего, что могло бы способствовать возникновению войн, содержатся в исследованиях Давида Адамса*  профессора факультета психологии Веслеянского университета США, участника и докладчика на настоящем симпозиуме. Д. Адамс, анализируя большой исторический материал исследования войн в разные эпохи, сопоставляет инстинкты человека и животных. В качестве примера войны Д. Адамс избрал войну племени Мае Енга на Новой Гвинее, подробно описанную Maggit в 1977 г. На основании этих исследований Адамс приходит к выводу о том, что во время войны вовлекается большинство различных типов биологической мотивации, но ни один из них не является строго необходимым для ведения войны. Иначе говоря, инстинкта войны, как такового, не существует.

С другой стороны, научные исследования свидетельствуют о том, что уже в самой этимологии слов «социальный», «коммуникация» синтезируются характеристики человеческого как созданного для общего блага, нравственного, гуманного. Начиная с ассирийских легенд и до наших дней лучшие умы человечества видели в обществе, раздираемом социальными антагонизмами, и перспективу солидарного человечества. И это не утопическая, а реальная перспектива. Логика исторического процесса такова, что уже сейчас люди взаимозависимы и взаимосвязаны как никогда. Чтобы понять, что земля является маленькой, не надо взлетать в космос. Разделение труда, развитие сети коммуникаций привели к тому, что события в одной части земного шара дают о себе знать во всем мире.

Психологи должны разоблачать человеконенавистнические концепции человека и общества, глубже раскрывать перспективы развития человеческого в человеке, потенциалы дружелюбия, альтруизма, бескорыстия и доверия. Мы должны бдительно следить за всеми попытками обратить достижения психологической науки против человечества, выступать против любых видов психологического оружия.

Четвертое. В мире расширяются масштабы антивоенного движения.

В нем принимают участие общественные и государственные организации, люди разных возрастов и профессий, разных стран и континентов, разных национальностей и вероисповеданий, разных идеологических и политических убеждений. Наряду с общей задачей - отстоять мир на земле - разные общности в этой борьбе руководствуются и специфическими мотивами, используют разные способы и средства. Социально-психологическое исследование этих особенностей и их эффективности могло бы внести ощутимый вклад в борьбу с угрозой ядерной войны.

В некоторых странах движение за мир изучают, чтобы опорочить его.

Психологи могут показать, что, наоборот, в этом движении представлены здравомыслящие, обеспокоенные за судьбы мира честные люди, со здоровой мотивацией и никак не «предатели» своих стран. Их мотивация является свидетельством высокого чувства социальной ответственности

---------------

* Статья д. Адамса «Инстинкта войны не существует» опубликована в «Психоло­гическом журнале» в 1984 г. (т. 5, № 1, с. 140-144).

 

 

Пятое. Все аспекты безудержной гонки вооружений оказывают пагубное влияние на психологию человека. Показать это - задача психологии. Но в современных условиях возникает острейшая необходимость сказать психологам свое решительное протестующее «нет» и всем изобретаемым и производимым средствам локального воздействия на организм и психику человека - лучевого оружия, инфразвукового, «генетического». В связи с этим настоятельная необходимость - активно противодействовать разработке средств индивидуального психологического воздействия, деформирующих природу личности и несовместимых с нормами человеческого общежития. Мы должны возвысить свой голос против бесчеловечных опытов, использующих психотропные средства воздействия, специализирующихся на модификации человеческого поведения и делающих личность слепым орудием экспериментаторов. Во имя будущего мы должны сохранить человечество, сохранить неприкосновенность развития личности.

Шестое. Гонка вооружений, искусственно нагнетаемая напряженность в международных отношениях, психологическая война, которые стали государственной политикой Соединенных Штатов Америки, чреваты психологической трансформацией личности и ее ценностей: искажается восприятие действительности, воспитывается ненависть к другим народам, патриотизм подменяется шовинизмом, формируется чувство национального отчуждения и исключительности. Создание· внутренней напряженности приводит к борьбе против сторонников мира под лозунгом ложно понимаемого патриотизма, реанимируются фанатизм и мракобесие. Человечные отношения к человеку и людям вообще глохнут в атмосфере всеобщего подозрения. С этим психологи должны бороться.

Седьмое. Мы согласны с мнением американского психолога Мэтта Балока о том, что «мир - это нечто большее, чем просто отсутствие войны». «Холодная война», «психологическая война» - это не состояние мира, так как она не только сказывается на благосостоянии людей, но и порождает вечный страх и тревожность. Широко известно, что дети в США глубоко обеспокоены угрозой войны. Подростки более озабочены, чем взрослые, потому что воспринимают все более непосредственно и остро. Они не умеют еще пользоваться психологическими «защитными» механизмами, с помощью которых многие взрослые стараются не видеть реальности опасности. Надо противодействовать самой логике «холодной войны».

Как психологи мы должны и можем показать, что существование в условиях постоянной угрозы всемирного катаклизма - это самый сильный стресс, это состояние, при котором теряет смысл человеческая жизнь, деградирует и распадается личность. Психологи должны позаботиться о том, чтобы обеспечить психическое здоровье людей.

Мы должны демонстрировать пагубность страха, тревожности и напряженности, вызываемых ожиданием ядерной катастрофы; предупреждать о губительном воздействии пропаганды войны, о том, что милитаризм во внешней политике стимулирует преступность в повседневной жизни общества; о том, что шовинизм ведет к подавлению демократических свобод, создавая все условия для формирования личности фашистского типа.

Восьмое. Одним из эффективных способов участия психологов в борьбе за мир могла бы быть разработка психологически обоснованной концепции мира. Взаимопонимание, обмен, взаимоуважение, сотрудничество и т. д. имеют бесспорно свои психологические аспекты. Особое место среди этих проблем занимает проблема доверия. В частности, в вопросах контроля над вооружениями с доверием связано формирование общественного мнения, психологической готовности к позитивному восприятию и выполнению подписанных соглашений. А в деле разоружения доверие вытекает из убежденности в отсутствии агрессивных устремлений, в дружественных намерениях и предсказуемости поведения партнеров по договорам.

Помимо создания теоретической психологически обоснованной концепции мира психологи могут исследовать реальные конфликтные ситуации и предлагать рекомендации к их решению, но такие, которые ведут к справедливому для всех решению и тем самым снимают причины, породившие конфликт. В качестве примера стоит сослаться на такие факты.

В 1962 г. Чарльз Осгуд в книге «Аn alternative to war and surrender», а Карл Роджерс в 1982 г. в статье в журнале «News letter» предложили психологически обоснованный курс снижения напряженности, а именно односторонние акции, направленные на разрядку. Это как раз то, что уже делал Советский Союз и предлагает делать. Мы назвали это еще в 1963 г. «политикой взаимного примера».

Позитивный вклад в научную разработку проблемы доверия вносят исследования по психологии общения. Общение выступает как процесс взаимного обмена деятельностями, представлениями, идеями, установками, интересами, убеждениями. В общении осуществляется взаимное понимание людьми друг друга. Экспериментальные исследования общения, проведенные в нашей стране под руководством Б. Ломова, А. Бодалева, А. Матюшкина, Е. Шороховой и др., показали, как существенно различается формирование всех психических процессов (восприятия, представлений, памяти, мышления, решения задач) в зависимости от того, осуществляется ли оно индивидуально или в условиях общения. Специальный интерес для целей настоящего доклада имеют выполненные под нашим руководством исследования факторов, условий и средств доверительного и затрудненного общения. Содействовать повышению доверительности в общении при решении международных проблем - важный смысл этих психологических работ.

Девятое. Одна из главных специальных задач, стоящих перед психологами всех стран, заключается в научном психологическом обеспечении воспитания в духе мира. Это касается и взрослых людей, особенно же подрастающего поколения. В нашей стране борьба за мир, интернациональное воспитание составляют ядро всей системы обучения и образования.

Это с новой силой подчеркнуто принятой в 1984 году в Советском Союзе Реформой школы. «Незыблемой основой коммунистического воспитания учащихся является формирование у них марксистско-ленинского мировоззрения». Это предполагает прежде всего умение правильно объяснять явления природы и общества. Вопрос о мире и войне в условиях обострившегося международного положения выступает как один из  существенных в деле формирования мировоззрения подрастающего поколения. 1 сентября объявлен в СССР Днем знания. Первые знания, которые получают дети в школе, первые слова, которые они учатся писать, это «мама», «родина», «мир». Первый урок каждого нового учебного года во всех школах СССР - это урок мира.

Пропаганда войны в Советском Союзе запрещена Основным законом (Конституцией СССР).

А на вопрос об отношении к войне все советские люди отвечают решительным «нет» Идействуют в соответствии с этим ответом. Эти идеи получают свое развитие в нашей культуре: музыке, литературе, народном искусстве. Мы гордимся тем, что наша страна делает все для того, чтобы не случилось непоправимое.

Мы поддерживаем рекомендации ЮНЕСКО о том, что воспитание должно способствовать как «искоренению условий, увековечивающих и отягощающих главные проблемы человеческого существования и. благосостояния», так и «мерам международного сотрудничества, могущим служить их решению»

Хорошей отправной точкой для определения направлений воспитания в духе мира служат рекомендации ЮНЕСКО - концентрировать внимание на следующих группах проблем: самоопределение и равноправие народов, проблемы войны и мира, включая например, разоружение и международное сотрудничество; глобальное развитие; экологические проблемы; культурное наследие человечества; роль и методы деятельности учреждений ООН в решении этих проблем; и, наконец, права человека, которые мы в СССР понимаем как право на труд, бесплатное образование, медицинское обслуживание и др.

Эмпирические психологические исследования ряда аспектов воспита­ния в духе мира, проведенные учеными ряда стран, в частности финскими коллегами (Анникой Такала, Пирьо Нуммененом, Тапио Нумменмаа, Майей Хирвонен, Анной Кюрьё, Юрьё Энгестремом и др.), могли бы быть использованы для разработки психологически обоснованной программы воспитания в духе мира. Эта программа предполагает определение целей, этапов, средств и методов воспитания.

Десятое. Большие задачи стоят перед психологами в борьбе против угрозы атомной войны. Эти задачи могли бы быть решены более эффективно, если бы психологи объединили свои усилия. Они должны вступить в ряды борцов за мир. Это их научный и гражданский долг. Мы должны помочь сохранить мир. Иначе нечего и некому будет исследовать. Исчезнут плоды нашего научного труда. Нам следовало бы подумать над созданием, подобно тому как это сделали медики, международного движения «Психологи мира за предотвращение ядерной войны». 

Электронные журналы Института психологии РАН

Приглашаем к публикации в электронных журналах:

Примите участие в исследовании:




Моя экономическая жизнь в условиях пандемии COVID-19" 
и поделитесь ссылкой на него с другими!
Ситуация пандемии COVID-19 - уникальна, требует изучения и осознания. Сроки для этого сжаты 

Коллективная память о событиях отечественной истории


Новая монография Т.П. Емельяновой
(скачать текст, pdf) 

Психология глобальных рисков

Семинар Института психологии РАН

Сведения для экспертного анализа по основной референтной группе 39 "Психология и педагогические науки"